7дней.ru

105 898 подписчиков

Свежие комментарии

  • елена
    И он туда же....? жаль...Юрий Гальцев поху...
  • Валентина стахова
    Ну и кому это надо?! Как они надоели.Стильная и худая!...
  • Ольга Анохина
    Врут про женщину Лазарева, как дышат.Лазарев пришёл с ...

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»

«Из Дворца спорта, где мы, актеры «Улиц разбитых фонарей», выступали, нас выводил ОМОН,...

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
Михаил Трухин Сергей Новожилов

«Из Дворца спорта, где мы, актеры «Улиц разбитых фонарей», выступали, нас выводил ОМОН, выстроившись коридором, чтобы мы могли добежать до автобуса. Потом автобус подхватила толпа и вместе с нами внутри пронесла несколько метров на руках. Все стекла после этого были в помаде», — рассказывает Михаил Трухин.

— Михаил, вы начинали сниматься, когда умирал советский кинематограф. Однако вам удалось вскочить в последний вагон — ваша первая большая работа у Дмитрия Месхиева в «Циниках».

— Тогда еще кино как-то трепыхалось. Сантехнику и унитазы не продавали в павильонах «Ленфильма», там не бродили стаи диких собак и не завывал ветер в пустых коридорах. Когда мы начали снимать «Улицы разбитых фонарей», все это уже было, а вот воды и отопления не было. Я учился на втором курсе института. На пробы меня позвала легендарный ассистент по актерам Галла Капицкая, сейчас бы ее называли кастинг-директором. Я пришел с гитарой, спел какую-то блатную песню, все это сняли на обычную видеокамеру. Прошло месяца три, я даже забыл, что ходил. И тут мне позвонила Галла, сказала: утвердили.

Это было чудо чудное и диво дивное, потому что тогда никакое кино не запускалось. И «Улицы разбитых фонарей» прогремели, выстрелили. Первые сезоны снимали классные режиссеры: Александр Рогожкин, Владимир Бортко, Дмитрий Светозаров, Евгений Татарский…

— Мне кажется, как только пошел этот сериал, вы моментально стали звездами. Каким оно было для вас: испытание медными трубами?

— Меня спасло то, что я учился и мастер был жесткий. Если бы я пинал мяч по подворотням вместо учебы, наверное, злую шутку со мной сыграла бы слава. Но поскольку я до 12 часов ночи сидел в театральном институте на актерском мастерстве, то все сливки, которые можно было снять с популярности, я пропустил. Впервые я отчетливо понял, что известен, переезжая границу. Труппа Театра Ленсовета, где я уже работал, поехала со спектаклем «Войцек» в Польшу. Ночь, автобус, граница Белоруссия — Польша, мы проходим белорусскую таможню, пограничный контроль. Вдруг меня из всего актерского состава (в спектакле играли Михаил Пореченков, Константин Хабенский и другие актеры. — Прим. ред.) выцепляют, как «щупальца» крана в игровом автомате игрушку из кучи других. Только в роли крана — пограничники. Они меня протащили через все кордоны, напоили какой-то дрянью, и я вышел без очереди пьяный уже в Польше, а вся наша группа стояла на паспортном контроле. Вот тогда я понял: что-то в моей жизни произошло значительное.

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
«С возрастом, конечно, стало понятно, что здоровье в тех поездках мы подорвали. Это было время молодости и дурацкого задора» Актеры сериала «Улицы разбитых фонарей» Сергей Селин, Алексей Нилов, Михаил Трухин и Александр Половцев. 2000 г. photoxpress.ru

— «Менты» — вы, Алексей Нилов, Настя Мельникова, Сергей Селин, Юрий Кузнецов — стали народными героями, и вас везде ждали с творческими встречами.

— Да, на циничном языке шоу-бизнеса это называется «чес». Мы зарабатывали деньги так лет шесть. И все это время я не разбирал сумку. Приезжал домой, стирал одни вещи, надевал чистые. Но сумка не разбиралась. Она все время стояла у порога, потому что надо было куда-то лететь. И гримировали меня уже стюардессы в самолете, потому что выход на сцену обычно был минут за двадцать до того, как приземлялся самолет.

— Про грим вы серьезно?

— Про все серьезно. Мы выглядели ужасно, поскольку жили в самолетах, и стюардессы нас гримировали. Когда мы выходили с трапа, тут же подавалась какая-то мигалка, ведь нас всегда встречали либо менты, либо бандиты, либо и те, и другие. Сначала менты нас куда-то везли, а потом бандиты приезжали к ментам, забирали нас и везли к себе.

— Послушайте, как вы выжили вообще?

— С возрастом, конечно, стало понятно, что здоровье в тех поездках мы подорвали. Я вспоминаю какой-то бронепоезд, на котором мы ехали на Байкал с какими-то депутатами за кого-то агитировать на выборах. Сейчас понимаешь, что это абсурд, но 90-е годы все, к сожалению, целиком состояли из абсурда. Это было время молодости и дурацкого задора.

— И вам нравилось так жить? Нравилось не разбирать эту сумку?

— Нравилось! Режиссер Митя Светозаров, побывав вместе с нами на фестивале «Горное эхо» на Домбае, потом сказал в каком-то интервью: «Рядом с «ментами» я понял, физически ощутил, что такое слава уровня «Битлз»… У нашего сериала было безумное количество фанатов. Я не помню, какой это был город: Кемерово, Новокузнецк, Новосибирск... Но из Дворца спорта нас выводил ОМОН, выстроившись коридором и прикрывая нам головы щитами, чтобы мы могли добежать до автобуса. Потом автобус подхватила толпа и вместе с нами внутри пронесла несколько метров на руках. Все стекла после этого были в помаде.

— А как устоять от соблазнов? Я про помаду. Наверняка были девушки, которые… Я даже не скажу, хотели с вами провести время. Думаю, что они просто абсолютно искренне в вас влюблялись. Как не сойти с ума от такого количества женской любви семейному человеку?

— Было сложно.

— Вам или жене?

— Я думаю, что всем. И даже этим девушкам было сложно.

— С тех пор вы стали много сниматься. Какие съемки были самыми запоминающимися?

— Могу рассказать про самые страшные. Правда, это было еще до «Фонарей...» и даже до института. Учась в актерской студии Александринского театра у Игоря Олеговича Горбачева, я снимался в «Афганском изломе» у Владимира Бортко. Мы полетели в Таджикистан, а там началась война. Мы застали несколько дней этой гражданской войны. Видели все в окно гостиницы, которая называлась «Душанбе». Баррикадировались в номерах, потому что по коридорам бегали вооруженные люди, искали, где живут русские. Администратора картины Никиту Матросова убили в первый же день беспорядков. Потом ОМОН оцепил гостиницу. Группу «Альфа» прислали из Москвы по распоряжению министра культуры Николая Губенко, чтобы нас эвакуировать. Сначала на танках везли на военный аэродром и оттуда спецбортом в Ташкент. Самолет назывался «Черный тюльпан», на нем во­зили гробы из Афганистана.

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
«Наша дружба родилась из бедного, полуголодного студенчества, из пьянок студенческих, из ночных репетиций» Михаил Пореченков, Михаил Трухин, Константин Хабенский. 2010 г. РИА НОВОСТИ

— Какие ощущения, когда смерть так близко?

— Я был помоложе тогда, мало что соображал… 18 лет мне исполнилось. Порог инстинкта самосохранения в этом возрасте очень низкий. Мне это казалось каким-то увлекательным приключением. Колоссальный выброс адреналина, когда ты видишь неуправляемую разъяренную толпу, огромную биомассу, которая идет и давит все на своем пути. Вот как сель сходит с гор, так и эта толпа. Камнями в гостинице все стекла вышиб­ли… Я чудом дозванивался домой и говорил маме: «Если по телевизору увидишь, не волнуйся». А она и не волновалась. В новостях это не показывали.

— Ужас какой! Но я думала, вы расскажете о съемках «Хрусталев, машину!». Как вы попали к Герману?

— Студентами СПбГАТИ мы выпустили спектакль «В ожидании Годо» Беккета. Это был дипломный спектакль режиссера Юры Бутусова, а мы — Хабенский, Пореченков, Зибров и я — как приглашенные артисты с другого курса в нем участвовали. Председателем экзаменационной комиссии в институте в тот год стал Алексей Юрьевич Герман. И он со своей прекрасной супругой Светланой Кармалитой пришел к нам на спектакль в театр на Крюковом канале. Светлана Игоревна, как всегда, была со своей легендарной корзинкой, с которой она, мне кажется, никогда не расставалась. 

Помню, после этого я пришел домой и у нас с мамой состоялся такой разговор: «Герман был на спектакле! Как бы хотелось у него сниматься, но это, конечно, невозможно, потому что где Герман и где я». И в эту самую секунду раздается звонок: «Здравствуйте, это ассистент Германа. Алексей Юрьевич для вас с Костей придумал эпизод в фильме «Хрусталев, машину!». Радости не было предела. Эпизод достался без слов, мы играли музыкантов оркестрика… На экране секунды три. Но репетировали мы со всей съемочной группой эту сцену неделю. Сами, без Алексея Юрьевича. Не бесплатно. Для студентов это было большим подспорьем. На седьмой день в парке усадьбы, где проходили съемки, раздался истошный крик: «Едут!» 

Все замолчали, настала гробовая тишина, подъехала машина, минут 15 из нее вылезал Алексей Юрьевич. Мы начали съемку и уложились в час. Это настоящий кинематограф, к которому я прикоснулся единственный раз в жизни и вряд ли еще прикоснусь… После съемок мы с Костей, набравшись храбрости, подошли к Алексею Юрьевичу: «А можно ли с вами сфотографироваться?» Он сказал: «Конечно». И возле павильона в ленфильмовском коридоре мы на лавочке с ним сфотографировались на поляроид. Выехала эта фотография, и Алексей Юрьевич говорит: «Вот попомните мое слово, лет через дцать вас кто-нибудь спросит: а что это за дед между вами сидит?» Прошло много лет. Я разбирал фотографии с сыном, и он меня спрашивает: «Костю я узнал, а это кто?» Он еще в школе учился…

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
С Сергеем Буруновым, Александрой Флоринской и Анной Уколовой на съемках сериала «Ивановы-Ивановы». 2019 г. СТС

— А как рождался спектакль «В ожидании Годо», который стал легендой?

— Когда Юра Бутусов нам предложил эту пьесу и мы с Костей Хабенским ее прочитали, практически хором сказали: «Это играть не будем». Там сначала два, а потом четыре человека обсуждают какую-то галиматью. Нам показалось это просто скучным. Бутусов выслушал и сказал: «Сделайте мне сто клоунад на темы, о которых идет речь в пьесе: ботинки, морковка, репа, дерево, мальчик...» И мы с Костей, Мишей Пореченковым, Андрюхой Зибровым стали, как кролики, размножать эти клоунады. Принесли их огромное количество. А из них возникли какие-то этюды. Потом хитрый Бутусов к этим этюдам стал потихонечку прилеплять текст, как дети пластилином, слой за слоем. И незаметно для всех эта история вылилась в какую-то очень понятную эмоциональную, живую вещь…

— Вы с Хабенским и Пореченковым дружите со студенческих лет и до сих пор. Из чего родилась эта крепкая дружба?

— Она родилась из бедного, полуголодного студенчества, из пьянок студенческих, из ночных репетиций. Из нехватки денег, из стреляний сигарет, из дележа барышень. Мне кажется, у всех студентов дружба вырастает из этого. А потом нас связывали уже более серьезные вещи, иногда очень тяжелые физически. Потому что на том же «В ожидании Годо», который шел без антракта, мы с Костей не сходили со сцены и теряли по полтора-два килограмма за спектакль. А потом у нас еще был спектакль «Войцек», с которым мы объездили всю фестивальную Европу. Когда ты людей видишь постоянно, практически не расстаешься с ними, из этого и складывается дружба.

— И все же ваши карьеры развивались не синхронно. Хабенский и Пореченков уже были в МХТ, в Москве, а вы еще несколько лет жили в Питере. Как в таком случае сохранить дружбу?

— Я не знаю, стоит ли ее специально сохранять. И я не представляю такого человека, который сидел бы и сам с собой разговаривал: как мне сохранить дружбу? Дружба либо есть, либо ее нет. Друзья, как правило, приходят незаметно и уходят так же незаметно. Никто не говорит: все, я больше тебе не друг. Просто человек из твоего поля зрения исчезает, и все. И, соответственно, заканчивается то, что называется дружбой. Это вещи, которые нельзя потрогать. Все должно идти своим чередом, никого нельзя заставить дружить…

— Но вы по-прежнему такие три мушкетера, такие же друзья?

— Да. Мы почти родственники. Уже разговариваем на своем птичьем языке, многим иногда непонятном.

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
С Мариной Зудиной в спектакле МХТ им. А. П. Чехова «Трамвай «Желание». 2014 г. photoxpress.ru

— А, живя в Питере, вы мечтали переехать в Москву, служить в МХТ?

— Нет. Это вышло случайно. Я никогда не стремился в Москву. Она со своими ритмами меня пугала. Никогда не думал, что мне когда-то прилетит предложение играть Гамлета в главном театре страны. Я снимался в тот момент под Москвой, в Алабино, на танковом полигоне в картине Саши Буравского «Ленинград». Играл журналиста по фамилии Верник, которого убивают, и его тело находит на бело­снежных полях Подмосковья Кейт, которую сыграла голливудская актриса Мира Сорвино. Значит, мерз я на тридцатиградусном морозе, потом грелся в своем вагончике, и вдруг звонок: «Это Московский художественный театр, Ольга Семеновна Хенкина (она была правой рукой Олега Павловича Табакова, но тогда я еще не знал об этом), вам предлагается роль Гамлета». Я говорю: «Прекратите меня разыгрывать. Что за ерунда?» — и повесил трубку. Она выдержала паузу и снова позвонила: «Миша, это правда. Со мной рядом сидит Юра Бутусов, сейчас я дам ему трубку». И у меня отказали ноги, я не смог встать. Какая-то из области неврологии реакция. 

Бутусов взял трубку, сказал, что да, действительно, Олег Павлович зовет на встречу, надо приехать обговорить. С этого момента я уже не мог ни о чем другом думать… Как только смог — бросился в Москву, с поезда пошел в гостиницу «Минск». Где-то в 10 я заселился в номер, а в 11 у меня уже была встреча с Табаковым. Я так нервничал, что из гостиницы пошел в обратную сторону от театра — на Белорусский вокзал. И без пяти одиннадцать я вдруг понял, что иду не туда, а ведь меня ждет Олег Павлович, чтобы поговорить о Гамлете! Как я бежал — не помню. Может, машину ловил. Опоздал минут на пять. Вхожу к Палычу в кабинет — никого нет. Но из-за двери его личного туалета вдруг доносится: «Старик, заходи!» — и я услышал звук спускаемого бачка. Табаков вышел, вытер руки, поздоровался со мной, сел и стал считать деньги. Вытащил какое-то гигантское количество налички, положил на стол… Пересчитывал обстоятельно: плевал на пальцы, смотрел купюры на свет… При этом он со мной беседовал как ни в чем не бывало. Мы обсуждали перевод Пастернака… Таким образом он меня проверял — в этом он был мастер. Вот так я получил эту роль, а после премьеры стал артистом МХТ. При этом счастливым я себя не ощущал. Это вообще был сложный период. Один из самых драматичных в моей жизни.

— Вы ведь тогда разводились с первой женой... Я читала в одном вашем интервью, что серьезное нервное потрясение помогло вам сыграть роль Гамлета.

— Я не могу сказать, что мне это помогло. Может быть, я неправильно сформулировал тогда. Это не помогло мне сыграть Гамлета, но эмоциональный фон «лег» на Гамлета. Потому что, если бы у меня в жизни складывалось все благополучно в тот момент, это был бы совсем другой Гамлет. Другая совершенно трактовка. Да, как-то в 33 года у меня сошлось все одно к одному… Может быть, какое-то магическое число, я не знаю…

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
С Ольгой Медынич в сериале «Погнали». 2019 г. СТС

— К Москве привыкли быстро?

— Нет, далеко не сразу я Москву полюбил и принял. Поскольку жилья здесь у меня не было, меня поселили в гостинице Молдавского посольства на Кузнецком Мосту. У меня был крошечный номер, где можно только или лежать на узкой кровати, или стоять рядом. И я стоял девять месяцев в номере и учил сложнейший текст «Гамлета». Девять месяцев мы репетировали… В отличие от Москвы, театр меня влюбил в себя сразу. В МХТ невероятная труппа! Палыч коллекционировал даже не артистов, а людей, он именно на человеческие качества всегда обращал внимание. И ему удалось собрать уникальный коллектив по содержательности, по харизме каждого. И я влюбился в артистов, в атмосферу поддержки, которую я ощущал от многих. Помню добрые слова Станислава Андреевича Любшина, Ирины Петровны Мирошниченко. Маня Голуб поддерживала меня очень. Она, конечно, великая была. Когда она погибла, мы принципиально отказались вводить на роль Гертруды кого-либо вместо нее. Как-то не по-человечески это было бы. Спектакль ушел вмес­те с Маней…

— Михаил, насколько я знаю, вы выросли не в артистической среде...

— Бабушка работала на металлургическом комбинате в Мончегорске, дед был моряком рыболовецкого флота… А мама, родив меня очень рано, после школы поступила в Политехнический институт в Ленинграде. До четвертого класса меня воспитывала бабушка, и в детстве я хотел быть машинис­том поезда.

— Это правда, что вы однажды встретили медведя и протянули ему пачку сигарет?

— Правда. Я вырос в лесу под Мончегорском, у меня дядя лесник, работал в лапландском заповеднике. И я вам расскажу, как происходят встречи с медведем. В заповедник любили ездить всякие генералы, директора комбинатов. И вот очередных генералов привез огромный рыбацкий ялик на дизеле, который надо вытаскивать на берег впятером. Они его минут сорок вытаскивали. Потом отошли метров 20 от берега, и на них вышел медведь. Естественно, они уже пьяные, ружья ни у кого не заряженные. Так один генерал этот ялик самостоятельно столкнул с песка в воду за секунду и прыгнул в него, второй, который весил под 200 килограммов, забрался на сосну, ободрав все ветки — сосна потом стала голой до того места, где он примостился, а третьего сутки еще искали в лесу. 

Вот как происходит встреча с медведем у неподготовленных людей. А я, когда встретился с медведем один на один, никуда не бежал. Меня дядька научил, что никогда нельзя смотреть в глаза зверю и никогда нельзя бежать. Я тогда начинал покуривать, таскал у дяди сигареты и курил их за помойкой. И ведь знал прекрасно, что на помойку к нам ходит медведь, потому что все время ночью лаяли лайки. Но я забыл про это, за что и поплатился. Было страшно, но виду я не подал. Хотя протянуть медведю пачку сигарет — это была чисто нервная реакция. Он понюхал и ушел…

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
С Евгением Михеевым и Алексеем Макаровым в сериале «Гости из прошлого». 2020 г. СТС

— Вам бы книги писать…

— В детстве я от корки до корки исписал общую тетрадь — 96 листов историей о подводной лодке, на которой ставили какие-то эксперименты. Эту тетрадь я нашел совсем недавно — в карантин, разбирая завалы.

— Волшебный карантин! В общем, вы были смелым и изобретательным в детстве.

— Порой отчаянным… Когда я оканчивал школу, уже в Ленинграде, оборот оружия, которое ввозили из Польши и Литвы, был колоссальный. Газовый пистолет, травмат или боевой покупали за смешные деньги на «Апрашке» (рынок Апраксин Двор), где до этого, в 80-е, обычно собирались фарцовщики. У моего школьного приятеля Димки Баркова, который, между прочим, играл в фильме «Приключения Петрова и Васечкина...» с Егором Дружининым, какой-то пистолет имелся. Я учился в 9-м классе. И как-то мама пришла домой в слезах. Я спросил, она говорит: «Меня обматерил сосед». А жили мы тогда на Мойке, 14, рядом с домом 12 — тем, в котором квартира Пушкина. 

У нас была коммуналка на первом этаже — когда-то квартира декабриста Ивана Пущина. Это настраивало на определенный лад. В общем, я бегу к Димке, говорю: «Дай мне пистолет». Он дал. И еще у него на тот момент был «трофейный» «Мерседес», который разваливался, но считался нереально крутым. Я попросил: «Минут через 15 подъезжай». После чего я позвонил в дверь соседа, он открыл, и я начал бить его пистолетом по лицу. Какая-то овчарка выскочила, но это меня не остановило. Я загнал соседа на кухню, там варился суп, я его опрокинул. В общем, защитил честь мамы. Димка уже меня поджидал на машине, и я скрылся. Прятался неделю. К маме каждый день ходил участковый.

— Так как же все-таки вам пришла мысль об актерстве?

— Это было в 7-м или 8-м классе школы. Учитель математики очень увлекался театром и организовал драмкружок. Первый спектакль у нас был о Высоцком. Потом я стал ходить во Дворец пионеров, в Театр юношеского творчества — ТЮТ, театр, основанный еще в середине 50-х годов. Важное место. Там занимались и Лев Абрамович Додин, и Станислав Ландграф, и Саша Галибин, и Андрюша Зибров. Позже — мои дети. Вот там я окончательно заболел театром. Пересмотрел все спектакли, все премьеры Цирка на Фонтанке. И поступил в школу-студию Игоря Олеговича Горбачева при Александринке. А дальше мне нужно было в театральный институт. Три года меня никуда не брали ни в Москве, ни в Питере. В итоге взял Вениамин Михайлович Фильштинский, набиравший курс в институте театра, музыки и кинематографии — тот самый, где я познакомился с Хабенским и Пореченковым.

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
«Егор учится на режиссуре в ГИТИСе, ставит сейчас «Гамлета» СТС

— В последнее время ваша карьера развивается в сторону телевидения: вы очень серьезно обосновались на канале СТС. Сейчас стартовали съемки нового сезона сериала «Ивановы-Ивановы», еще вы начали сниматься в сериале «Гости из прошлого» …

— На «Гостях из прошлого» замечательная компания собралась — Юрий Стоянов, Леша Макаров, Аня Невская. Довольно симпатичный сериал и интересный по задумке. Герою, которого играет Стоянов, не удается эксперимент с машиной времени, и квартира раскалывается на две части: одна часть остается в 1982 году, а другая попадает в 2020-й, и это влечет за собой всякие забавные перипетии.

— В прайм-тайм на том же канале идет еще одна ваша комедия — «Погнали», где компания не хуже — Ольга Медынич, Ирина Пегова. Вы можете рассказать, чем этот проект вас зацепил?

— Мой герой Эдик — доверчивый лопух, многодетный отец, но он не сильно занят воспитанием детей. Это такой папа, лежащий на диване. Если бы не обстоятельства, он на этом диване пролежал бы всю свою жизнь. Он немножко Обломов. Но обстоятельства сильнее его. Братец, которого играет прекрасный питерский артист Дима Лысенков, впутывает Эдика в полукриминальную авантюру. В итоге он и другие герои фильма существуют в жанре роуд-муви. А это всегда интересно, потому что подразумевает некое путешествие. Я сам путешествовать на машине люблю… Объездил так с семьей всю Европу и очень много ездил по России. Недавно были в Ростовской области на рыбалке. Там прекрасная природа, чистейший воздух, цапли, выдры в двух шагах от тебя и какое-то безумное количество невиданных птиц, потрясающие закаты. Путешествие — это замечательно! В сериале «Погнали» мой герой со своей большой семьей путешествует из Красноярска в Минск. И на пути его ждут невероятные приключения.

— География, прописанная в сценарии, впечатляет, но наверняка снимали все где-нибудь в Подмосковье?

— Нет, в Москве и Подмосковье мы снимали только несколько кадров. Основные локации были в Красно­дарском крае, Ростовской области и Адыгее. Везде потрясающе красиво. В Адыгею я приехал впервые, и на меня произвели большое впечатление эти горные реки, где температура шесть градусов. И я, кстати, купался в горной речке, которая течет с ледника Фишт, это талый снег, и вода не прогревается никогда. Прекрасно было и в Ростовской области, и в Краснодарском крае. Снимали и в печально известной станице Кущевская. Я нашел даже тот дом, где произошла трагедия. Стал гуглить и увидел — он в пятистах метрах от площадки. И я до него дошел. Представляете, там кто-то живет в этом доме, там стоит машина. В доме, где были убиты 12 человек, и в том числе четверо детей, жизнь идет своим чередом… И это показалось самым страшны­м…

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
«У моей дочери Даши вариантов, кроме актерской профессии, не было. Она выросла в Театре на Литейном» Фото из личного архива Михаила Трухина

— Знаю, вы вообще очень эмоциональный человек.

— Может быть, это связано с тем, что ты как актер непрерывно расшатываешь нервную систему. Она постоянно в режиме готовности. Как спичка, которая может вспыхнуть в любой момент. Но если бы мы не были людьми с подвижной психикой, мы, наверное, на актерский даже не поступили бы. Чтобы поступить, нужно быть очень восприимчивым и эмоциональным…

— Вашей второй жене Ане не трудно терпеть вашу подвижную нервную систему?

— Она сейчас достигла мудрости уровня бог. И как только я начинаю страдать, говорит: «Иди и страдай где-нибудь в другом месте». И правильно делает, кстати. Потому что у нее тоже актерское образование, она все про артистов знает… Она из Питера, но училась на актерском здесь, в ГИТИСе, какое-то время даже что-то играла во МХАТе, в массовке бегала. Потом она поняла, что лишняя в этой истории, и освободила место. Создала свой бизнес, подняла его с нуля и успешно этим занимается. Организует праздники, у нее несколько сегментов — детский, взрослый, корпоративный. И каждый сегмент развивается стремительно, несмотря на пандемию, несмотря на утонувший вместе со всеми декорациями стоимостью четыре миллиона рублей склад. Ничего, идем дальше, улыбаемся и машем… Ее девиз такой. Жена не унывает. А мои рефлексии гасит из огнетушителя.

— У вас разница в 14 лет, когда вы встретились, ей было 18. Анна всегда была такой мудрой?

— Не всегда, это я ее такой воспитал. Потому что мне приятнее находиться рядом с умным человеком. Поскольку она обучалась актерской профессии и нашу «кухню» видела, она прекрасно понимает, что это такое. И в шутку называет нас, артистов, нищебродами и клоунами. В ее словах есть циничная правда. Я вижу, какие именно проявления ее бесят — когда артист не занимается делом, а начинает страдать и жаловаться на жизнь. Вот это качество в людях она не любит страшно.

— Скажите, а когда 25 апреля 2004 года в клубе «Пурга» вы увидели Аню, было какое-то предчувствие, что вот это ваша женщина, которая родит вам ребенка?

— Момент знакомства был особенным. И там точно случилась какая-то химия. Я влюбился сразу. Произошло что-то невероятное, мистификасьён. Даже не знаю, как описать. Вот как человек влюбляется? Как будто температура поднимается… Что-то такое с физиологией происходит определенным образом. Не зря же говорят, что любовь — это химический процесс.

— А что такое семья?

— Вот мы живем за городом, и у нас убежал из дома кот. Это привело всех в такой тонус! Все плакали, ночью искали кота, взбудоражены были. И тогда я понял, что у меня есть семья. Семья складывается вот из таких вещей — когда люди объединяются в трудный момент. Еще ощущение семьи дает, когда все дети собираются. На карантине все дети около двух месяцев жили у нас, и я чуть не повесился. Я в жизни столько с ними не общался. Были старший Егор, средняя Даша и младшая Соня. Все это время я воспитывал детей как мог и наблюдал за тем, что из них выросло.

Михаил Трухин: «Звонок из МХТ с предложением сыграть Гамлета я принял за розыгрыш»
«Моя жена в шутку называет нас, артистов, нищебродами и клоунами. В ее словах есть циничная правда...» С дочерью Соней и женой Анной Нестерцовой Фото из личного архива Михаила Трухина

— И какие выводы?

— Ну, они молодцы у меня, я ими доволен. Егор учится на режиссуре в ГИТИСе, ставит сейчас «Гамлета». Для решения спектакля ему нужно сто черепов, вот сейчас мы думаем, где их достать. Я приходил к нему на один из экзаменов, видел отрывки, заявку на спектакль, и это очень круто. Я под огромнейшим впечатлением, даже прослезился. Это внятное и сильное эмоциональное высказывание с очень интересным решением. А дочка Даша учится в ГИТИСе у Кудряшова на актерском. У нее вариантов не было. Она, можно сказать, выросла в Театре на Литейном, где я играл спектакль «Сторож» Бутусова и где Люба — ее мама и моя первая жена — служила и продолжает служить.

— Какие у вашей младшей дочери Сони таланты?

— Соня очень хорошо рисует, и у нее идеальный слух. В шахматы играет хорошо. Вечерком мы с ней партейку-другую любим сыграть, когда я свободен.

— Рыбу ловить вы ее приучили?

— Не только Соню, у меня рыбу ловят все! Даже бабушки. Кто со мной общается, обречен ловить рыбу. Если ты Трухин, обязан ловить!

— Скажите, а вы представляете себя в какой-то другой профессии, кроме актерской? Думали когда-то на эту тему?

— Я постоянно об этом думаю. На моем веку было столько кризисов, что пальцев на руках не хватит. И в такие моменты мне всегда кажется, что профессия не та… Но есть проблема: не представляю, чем еще мог бы заниматься. Я ведь не бизнесмен ни разу. Знаю, люди зарабатывают в «Инстаграме». Это вообще на сто процентов не мое, это очень скучно.

— Не всем. Я знаю, что ваша дочка стала уделять большое внимание «Инстаграму».

— Дочка младшая балуется, да. И даже вопрос зарабатывания денег в «Инстаграме» она как-то просекла. Что-то там вывесит и спрашивает: «Папа, как?» Я отвечаю: «Иди в другую комнату и больше не подходи ко мне с этим вопросом, потому что я ничего не понимаю».

— Есть такое мнение, что в актеры идут те, кому любви недостаточно, чтобы получить эту любовь от большого количества людей…

— Нет, мне не нужно обожание большого количества людей… Мне очень нравится шутка, которую я где-то недавно прочитал: «Я и до самоизоляции не очень людей любил». Вот это точно про меня. Так и живу.

Статьи по теме:

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх