Последняя жена Старыгина: «Игорь так и не простил режиссера «Мушкетеров...»

«В период огромной популярности Старыгина поклонницы вытворяли всякое! Когда Игорь жил на Ордынке в...

В фильме «Д’Артаньян и три мушкетера». 1979 г. Архив 7Дней

«В период огромной популярности Старыгина поклонницы вытворяли всякое! Когда Игорь жил на Ордынке в полуподвальной квартире небольшого особнячка, девушки пробирались в квартиру прямо через окно», — рассказывает его последняя супруга Екатерина Табашникова.

Последним фильмом в жизни Игоря стало «Возвращение мушкетеров…». Особого желания сниматься там он не испытывал.

Сценарий был слабым, а с режиссером Юнгвальд-Хилькевичем у него еще со времен «Д’Артаньяна и трех мушкетеров» отношения были натянутыми. Дело в том, что Игоря, как и нескольких других артистов, в картине переозвучили. За Констанцию стала говорить Анастасия Вертинская, за Ришелье — Михаил Козаков, за аббатису — Лия Ахеджакова, а за Арамиса — Игорь Ясулович. Игоря это очень расстраивало и обижало: никаких объективных причин, чтобы его переозвучивать, не было. В общем, в продолжении он не хотел участвовать. Но спонсор, готовый оплатить фильм, поставил условие: «Деньги выделю, если будут сниматься все артисты!» И Юнгвальд-Хилькевич стал подсылать к Старыгину Владимира Балона (в «Д’Артаньяне и трех мушкетерах» исполнитель роли де Жюссака, а также каскадер и постановщик сцен с фехтованием. — Прим. ред.). Однажды Владимир Яковлевич даже принес деньги в качестве аванса — сумму, необходимую на очередной курс лечения Игоря. Отказать Володе Игорь не мог — они дружили. Да и вся их пятерка (пятым был Владимир Балон) понимала: это последняя возможность поработать дружной «мушкетерской» компанией, собраться в одном кадре и тряхнуть стариной. В общем, Игорь согласился. Но поставил условие, чтобы на этот раз Арамис говорил его собственным голосом. Но режиссер нарушил этот договор и снова пригласил Ясуловича озвучивать Арамиса! Этот поступок навсегда развел Юнгвальд-Хилькевича и Старыгина.

Боярский придумал для Игоря смешное прозвище

А ведь когда-то именно Юнгвальд-Хилькевич настоял на том, чтобы Арамиса сыграл Игорь Старыгин. Хотя утвердить его на эту роль было совсем непросто. Дело в том, что фильм снимали по заказу Государственного комитета СССР по телевидению и радио­вещанию, а в то время на телевидении Старыгин был в «черных списках». Он умудрился поссориться с первым заместителем председателя комитета Стеллой Ждановой. До этого Игоря часто приглашали в «Голубые огоньки», он ведь уже снялся в фильмах «Доживем до понедельника» и «Адъютант его превосходительства», имевших большой успех. И в качестве кинозвезды Игорь то появлялся в дуэте с Аллой Пугачевой, то вальсировал с Клавдией Шульженко. А в начале семидесятых большой популярностью пользовалась передача «Артлото», ее бессменным ведущим был Федор Чеханков. Но Стелле Ждановой приглянулся молодой артист, и она решила поменять ведущего «Артлото» на Старыгина. А Игорь отказался, он не желал никого подсиживать, к тому же ему не нравился формат передачи. «Я не хочу разыгрывать артистов в лотерею» — был его ответ. Руководители обычно такого не прощают. Поэтому, когда Юнгвальд-Хилькевич утверждал список исполнителей главных ролей, ему сказали: «Все, кроме Старыгина». Но режиссер проявил принципиальность: «Картину буду снимать только со Старыгиным — или вообще не буду». Михаил Боярский рассказывал: «Когда я ехал на пробы «Мушкетеров...», думал о том, что сейчас посоветую режиссеру пригласить на роль Арамиса артиста, который играл парня в «Доживем до понедельника» и офицера в «Адъютанте…». Фамилию я его не помнил, но он мне очень понравился в этих фильмах и по типажу идеально подходил. Какова же была моя радость, когда, приехав на киностудию, я в качестве своего партнера увидел Игоря Старыгина!»

«В загсе нас спросили: «Вы какую фамилию будете брать?» Я говорю Игорю: «Может, ты мою возьмешь?» Он смеется: «Нет!» — «Ну и я не буду фамилию менять, а двойную я не хочу» Игорь Старыгин с женой Екатериной Табашниковой. Свадьба. 2006 г. Максим Бурлак

Кстати, именно Миша Боярский дал Игорю прозвище Гюрза. Дело в том, что Старыгин однажды увел из компании «мушкетеров» девушку, которая всем очень нравилась: в разгар веселья они вдвоем незаметно куда-то исчезли. За завтраком друзья смотрели на Игоря сердито. «Ну ты и змей!» — сказал Смирнитский. «Гюрза!» — подхватил Боярский. С тех пор это прозвище прижилось.

Игорь со своей тонкой душевной организацией, щепетильностью и аристократическими манерами был постоянным предметом шуток и подколов в компании «мушкетеров». Например, они часто вспоминали, как Старыгин одевался перед выходом в кадр. У Арамиса был камзол, который застегивался на множество очень маленьких пуговиц. И вот пора начинать, а Старыгин еще не готов — медленно и аккуратно застегивает пуговичку за пуговичкой, пуговичку за пуговичкой. А к последней пуговичке нет петли! Оказалось, что он на одну пуговицу ошибся, — надо все расстегивать и начинать сначала. А еще они очень смешно рассказывали историю, как снималась трагическая сцена, когда после гибели Констанции безутешный д’Артаньян поет «Констанция, Констанция…». У съемочной группы в этот день был выходной, и друзья-актеры Боярский, Смирнитский и Старыгин, естественно, «гуляли» по полной программе. Конечно, выпивали. Смехова с ними не было, потому что он уехал на спектакль в Москву, выходной же на съемках. И вот прошло уже полдня, как вдруг прибегает ассистент режиссера и сообщает: «Нам на один вечер дают монастырь, где можно снять необходимый проход героев под песню. Срочно собирайтесь». Сказано — сделано, все поехали на съемку, а вместо Смехова одели дублера. И в этой сцене, если присмотреться, видно, что в костюме Атоса другой человек, его лицо даже мельком попадает в кадр, хотя он очень старается отвернуться от камеры. Но зрители этого обычно не замечают — все внимание приковано к плачущему д’Артаньяну. Ведь Миша Боярский «под градусом» так проникся атмосферой сцены, что по его щекам текли настоящие слезы размером с кулак. И в кадре Старыгин со Смирнитским тоже начали совершенно искренне рыдать — так они вошли в образ и по-настоящему сопереживали другу.

За «мушкетерами» ехал автобус рыдающих поклонниц

На съемках «мушкетеры» жили очень весело. Ни в чем себе не отказывали. Девушки-поклонницы за ними табунами бегали. Юнгвальд-Хилькевич ругался на ассистентов: «Кого вы мне приводите в массовку на роли фрейлин королевы?! Зато у этих пьяниц «мушкетеров» все девушки королевской внешности!» Когда артисты возвращались в Москву, провожать их в аэропорт приехал целый автобус рыдающих поклонниц. Снимали на Одесской киностудии, но слава о похождениях «мушкетеров» докатилась до Москвы. Когда на съемки впервые летела Ирина Алферова, в аэропорт провожать ее приехал Николай Караченцов. И он чуть ли не на коленях стал умолять исполнителей главных ролей: «Ребята, очень прошу — не трогайте Иру, у нее любовь с Сашей Абдуловым. Это святое!» Видимо, считалось, что перед «мушкетерами» никто не устоит! Чтобы успокоить Караченцова, они торжественно пообещали остаться с Ирой в дружеских отношениях.

Я появилась в жизни Игоря гораздо позже, но все эти истории много раз слышала на дружеских посиделках. Например, на одном предновогоднем вечере у Вениамина Смехова. В этот день, 30 декабря, их пятерка выступала в Кремле, в том числе перед президентом и его супругой. Конечно, пели «Пора-пора-порадуемся…». Отмечать начали в Кремле, а потом все приехали к Смехову и просидели до утра. Ребята дурачились, хохотали, вспоминали, ведь за плечами у них тридцать лет дружбы… У меня осталось много хороших фотографий с того вечера. Я предложила сделать один кадр: «Давайте я лягу на пол у ваших ног, вы встанете надо мной по кругу, сомкнете свои головы и посмотрите на меня сверху вниз. А я сфотографирую». Так и сделали — получилась звезда из пяти лиц: Боярский, Балон, Смехов, Смирнитский, Старыгин.

«На съемках «мушкетеры» жили очень весело. Ни в чем себе не отказывали. Девушки-поклонницы за ними табунами бегали» С Вениамином Смеховым, Валентином Смирнитским и Михаилом Боярским на съемках фильма «Д’Артаньян и три мушкетера». 1978 г. Архив 7Дней

«Три мушкетера» Дюма прошли через всю жизнь Игоря. Мало кто знает, что еще в 1971 году, в начале своей кинокарьеры, он играл в телеспектакле «Двадцать лет спустя» режиссера Юрия Сергеева. Старыгину дали небольшую роль виконта де Бражелона. Д’Артаньяна играл в этой картине Армен Джигарханян, а вот роль Арамиса досталась… Вениамину Смехову! Разве это не судьба?

Старыгин уверял: «Я больше никогда не женюсь»

Мы же с Игорем в первый раз встретились в 1997 году, когда я пришла отдавать ему фотографии, сделанные для книги журналиста Андрея Максимова. Андрей брал у Старыгина интервью, а я работала фоторедактором. Для этой книги мы снимали Игоря вместе с дочерью Настей. У него было очень мало совместных фотографий с дочерью, поэтому Старыгин попросил напечатать кадры этой съемки для него. Чтобы передать фотографии, мы договорились встретиться в метро, на станции «Савеловская». Игорь тогда очень хорошо выглядел. Красивый, в белом развевающемся плаще, он меня очаровал. Прошло три года, и я совершенно случайно увидела Старыгина в зале Театра эстрады на концерте Ефима Шифрина. Игорь выглядел уже по-другому, было заметно, что он нездоров, усталость чувствовалась и в его лице, и в осанке. А на его шее были заметны большие красные рубцы… Я набралась смелости, подошла и спросила: «Вы меня помните, я вам передавала фотографии?» Он говорит: «Да, я помню». — «Что-то вас давно не было видно, давайте сделаем интервью, у вас будет прекрасный интервьюер. А лучший фотограф Валерий Плотников сделает портрет». И вдруг он согласился. Потом выяснилось, что пропал Старыгин не случайно, за это время перенес пять сложнейших операций — он страдал атеросклерозом, и ему чистили артерии, в том числе и на шее, вот откуда рубцы. И началась работа: я встречала Старыгина, чтобы отвести в студию Валерия Плотникова, потом помогала с выбором фотографий для интервью из личного архива. Никаких альбомов Игорь не держал: все фотографии, и со съемок, и семейные, были свалены в одну огромную коробку.

После того как мы закончили с тем интервью, Старыгин начал мне позванивать, мы стали встречаться… Так прошел год. В тот период ему было сложно даже гулять, болезнь была запущена — очень болели ноги. Игорь жил в маленькой двухкомнатной квартире со смежными комнатами на Овчинниковской набережной. Хозяйством Игорь не занимался, у него был типичный быт холостяка. Но в доме был порядок, потому что ему помогала давняя подруга Нина. Нина была его соседкой еще по Ордынке. И когда Игорь оставался один, расставшись с очередной женой, она заботилась о нем.

Чтобы облегчить жизнь Игорю, я на собственные деньги купила машину — хватило на «Жигули»-«восьмерку». У него появилась возможность выбираться за пределы двора. Мы стали выезжать с друзьями на природу, в гости, в зоопарк, в больницы. Он регулярно ложился в клинику на профилактику — ему чистили сосуды, обследовали, лечили. Игорь стал следить за своим питанием, придерживался диеты, вовремя принимал лекарства и вскоре окреп — смог нормально ходить и даже вернулся к работе. В это время его очень поддержал коллектив ансамбля Гильдии актеров кино России «Генофонд» и коллега по Театру имени Моссовета — актриса и режиссер Ольга Анохина. Ольга предложила Старыгину роли в нескольких антрепризных спектаклях, которые сама поставила. А ансамбль «Генофонд» стал приглашать Игоря выступать с ними на концертах. В этот коллектив входили только самые красивые и любимые актеры-мужчины: Борис Химичев, Борис Клюев, Александр Голобородько, Аристарх Ливанов, Александр Пашутин, Борис Львович, Александр Павлов, Сергей Крамаренко. И с некоторых пор — Игорь Старыгин. Одно время они очень успешно выступали по корпоративам, для Игоря это было неплохое подспорье. Для выступлений мы купили ему смокинг, две белые рубашки под бабочку и саму бабочку.

«Узнаваемость у Игоря сохранялась всегда. Хотя иногда зрители и путали имена мушкетеров, могли Старыгину вслед сказать: «О, д’Артаньян!» или даже «О, Портос!» С Валентином Смирнитским в фильме «Д’Артаньян и три мушкетера». 1979 г. Архив 7Дней

У Игоря всегда был хороший вкус, в прежние годы он одевался очень элегантно. И когда снова стал зарабатывать, начал ходить на вещевые рынки — шопинг был его любимым развлечением. Ему нравилось получать внимание от девушек и женщин-продавщиц, нравилось слышать за собой шепоток покупателей, которые, конечно, его узнавали.

Узнаваемость у Игоря сохранялась всегда. Хотя иногда зрители и путали имена мушкетеров, могли Старыгину вслед сказать: «О, д’Артаньян!» или даже «О, Портос!». Ну а в период огромной популярности, сразу после выхода фильма, поклонницы вытворяли всякое! Когда Игорь жил на Ордынке в полуподвальной квартире небольшого особнячка — бывшего здания конюшни, какие-то девушки внезапно возникали у него на кухне. Проникали через окно. Аня Ардова (актриса. — Прим. ред.), падчерица Игоря, вспоминает, что, когда она была еще маленькой, часто видела в окнах их квартиры женские лица. Слышала крики: «Игорь, мы тебя любим!» Представляю, как непросто приходилось второй супруге Старыгина Мике Ардовой! Неудивительно, что они расстались вскоре после выхода «Мушкетеров...».

Даже во времена нашего брака со Старыгиным были случаи, когда мне приходилось отшивать нахальных дам. Первый и последний раз мы с Игорем отдыхали в Сочи. Все было замечательно, Игоря интеллигентно принимали, мы подружились с аниматорами, которые развлекали отдыхающих, — хорошие молодые ребята. Игорь даже провел для них что-то вроде небольшого мастер-класса. А однажды я задержалась в номере, а когда вышла на улицу, увидела, что на скамейке с Игорем уже сидят две каких-то дамы. И одна из них такая активная, ножки свесила и щебечет что-то без остановки: про мужа, про ребенка, про курортные поездки. Я подошла, села рядом с Игорем с другой стороны, так она меня «одарила» таким взглядом, как будто я посягнула на ее собственность. Игорь ее не предупредил, что супруга здесь, и мне пришлось самой это сказать, причем в достаточно резкой форме. И это не единичный случай.

С самого начала нашего знакомства Игорь постоянно повторял: «Я больше никогда не женюсь», очень уж плохо закончился его предыдущий брак. Я тоже не планировала выходить за него, потому что это большая ответственность. Да и характеры у нас обоих не подарок. В случае размолвки я всегда могла «махнуть хвостом и улететь домой», и это меня устраивало. А тут… Сидим мы с Игорем как-то за столом, по телевизору идет кино, я что-то читаю. И вдруг он говорит: «Ну мы в загс-то пойдем?» Я удивилась, думаю: что это на него нашло?.. Отказывать не стала, сказала: «Ну, пойдем…» — и сменила тему. Но он не забыл, и этот разговор повторился еще раз. На третий раз я сказала: «Ты понимаешь, что это хлопоты — подавать документы?..» Он говорит: «Съездим, подадим — все сделаем». В итоге заниматься всем пришлось мне. Сперва мы съездили — взяли свидетельство о разводе, заплатили пошлину: у него даже этого документа не было. Потом поехали подавать заявление в загс. Нас спрашивают: «Вы какую фамилию будете брать?» Я говорю Игорю: «Может, ты мою возьмешь?» Он смеется: «Нет!» — «Ну и я не буду фамилию менять, а двойную я не хочу».

В день свадьбы мы «откупались» от гаишника

Для свадьбы мы выбрали предпраздничный день — 30 декабря 2006 года. Мне хотелось, чтобы в Москве уже был снежочек и праздничная атмосфера. Пока мы ждали дня свадьбы, у нас в подъезде появились котята — подкидыши. И мы с Игорем решили их забрать, потому что не могли равнодушно смотреть, как «сердобольные» соседи несут малышам объедки со стола: кости, колбасу и рыбьи хвосты. У нас уже была своя кошка Клюша, а тут еще три котенка. Они оказались проблемными, пришлось их лечить, возить к ветеринару. Сначала они жили на кухне, мы им отгородили уголок, но постепенно завоевывали все больше пространства. А ближе к свадьбе у нас уже был сумасшедший дом: завал на работе, подготовка торжества, и еще котята как сумасшедшие носятся по комнатам. Я заказала лимузин, ресторан, моталась по магазинам в поисках подходящего платья, потом искала туфли к нему, потом подходящий по цвету букет. Рядом с редакцией был цветочный магазин, я флористам показала мое красно-белое платье, они обещали подобрать то, что нужно. Накануне бракосочетания поехала забирать букет, остановилась на Трубной — надо было занести фотографии в театр «Школа современной пьесы». Иду к служебному входу и в свете фонаря вижу — навстречу мне идет Андрей Максимов (оказалось, он играл там). И я поняла: круг замкнулся, значит, это судьба и я все делаю правильно. Ведь именно с работы над книгой Максимова и началось наше знакомство со Старыгиным.

«У Игоря всегда был хороший вкус, он одевался очень элегантно. Шопинг был его любимым развлечением. Ему нравилось получать внимание от продавщиц, слышать за собой шепоток покупателей, которые его узнавали» «Лунная радуга». 1983 г. Мосфильм-Инфо

Утром мы поехали жениться. Цере­мония регистрации прошла очень весело — такое праздничное и легкое у нас было настроение. Потом мы проехали по Москве на лимузине, вышли на Болотной площади, чтобы сфотографироваться на мостике влюбленных. Нас, естественно, «принял» гаишник, потому что там нельзя парковаться. Но, как сказал мой брат, «отбились» мандаринками: мы с Игорем вышли из машины, гаишник, конечно, узнал Старыгина. Мы подарили ему мандаринки, календарики с автографом Игоря и заверили, что уже уезжаем. Потом поехали в ресторан, где были и танец молодых, и крики «Горько!». С нами были моя лучшая подруга со своим будущим мужем, мой брат с женой и дочкой, одноклассник Игоря Александр, Валентин Смирнитский с женой Лидией, Владимир Балон с Еленой и Вениамин Смехов с Галиной. Валентин Смирнитский с гастролей с Украины привез киевский торт.

Игорь любил хорошие застолья и семейные посиделки, ему нравилось быть центром стола, нравилось, когда к нему проявляли интерес. Если это, к примеру, была моя компания и он видел, что ему не уделяют достаточно внимания, сразу немножко уходил в себя. И мне иногда приходилось даже как-то искусственно замыкать на него общее внимание. Он любил петь, но это была особая манера исполнения — он скорее «рассказывал» песню речитативом. А вот с мамой моей они пели по-настоящему. У меня даже видео осталось. Мама очень хорошо играла на пианино, и под ее аккомпанемент они с Игорем пели дуэтом. У них была небольшая разница в возрасте, поэтому им нравились одни и те же песни. Также с удовольствием они вспоминали эпоху своего детства и юности. Игорь, кстати, уважительно относился ко всем своим тещам, но мою маму по-настоящему полюбил. Мы же фактически взяли его к себе в семью. Не терял он связи и со своей другой семьей — с Микой Ардовой и дочками Ниной, Анной и Настей. Настя с мужем приходила к нам в гости. А мы бывали у Насти и Мики на днях рождения Арсения, внука Игоря. Мы до сих пор поддерживаем отношения — созваниваемся.

Фамилию Ардова Мика получила от своего предыдущего мужа — артиста Бориса Ардова, младшего брата Алексея Баталова. С которым Старыгин был знаком с детства, они жили в одном дворе. Игорь очень любил Алексея Владимировича Баталова, говорил: «Я его голос обожаю, как обожают многие женщины». Когда мы оказались на Ордынке, он мне показывал гараж Баталова, окошко его комнаты, где, как известно, жила и Анна Ахматова. Рассказывал, как летними вечерами во дворе они с соседями до полуночи играли в настольный теннис.

Другим человеком, которого Игорь бесконечно уважал, был Станислав Ростоцкий. Ведь это Станислав Иоси­фович вывел его в большое кино, в люди. В легендарном фильме Ростоцкого «Доживем до понедельника» Старыгин играл дерзкого, избалованного модного парня Костю Батищева. А в СССР с фирменной одеждой была «напряженка». И Ростоцкий дал Игорю для роли свою импортную модную куртку, которую недавно привез из Америки, а еще «достал» для него джинсы.

Можно сказать, что к Ростоцкому Игорь испытывал сыновьи чувства, так как рос он без отца. Тот был летчиком, ушел из семьи вскоре после рождения Игоря и связь с сыном не поддерживал. Мама же работала и пыталась устроить свою личную жизнью, а маленьким Игорем по большей части занималась бабушка. Старыгин рос в женской семье, он привык, что за ним все время ухаживают. Он мне часто повторял: «Ну, ты просто как моя бабушка...» А отца ему в какой-то степени заменил дед. Среди его воспоминаний о деде было и такое: «У него на окошке стоял портвейн, и он в течение дня несколько раз прикладывался к этой бутылочке — отхлебывал по глоточку и с тоской смотрел в окно». Когда я познакомилась с Игорем, у него имелась точно такая же привычка. Только вместо портвейна в бутылочке было пиво. Но мы эту привычку побороли.

«У Игоря буквально кровь закипала, когда он сталкивался с несправедливостью или хамством. Был случай в его молодости, когда он догнал машину, которая облила женщину грязью. Вытащил водителя и дал ему в морду» С Барбарой Брыльской в фильме «Города и годы». 1973 г. РИА Новости

Когда-то дед служил в НКВД, охранял Сталина. И Игорь мечтал пойти по стопам деда — хотел стать, например, разведчиком. Отчасти детская мечта реализовалась благодаря кино, например, он сыграл в фильме «Государственная граница» и был удостоен премии КГБ СССР. А уже во время нашего брака Игоря наградили медалью «Ветеран пограничной службы ФСБ России». После школы Старыгин планировал поступать в МГУ на юридический факультет. Экзамены туда проходили в июле, а в июне были экзамены в театральные институты, и Игорь за компанию с друзьями из театральной студии пошел на эти экзамены. И, как это часто бывает, в ГИТИС взяли Игоря, а не его друзей. Вот так судьба распорядилась.

Первым театром Старыгина после института стал ТЮЗ. Туда он пошел работать, потому что в ТЮЗе давали освобождение от армии. А в армию Игорь категорически не хотел — не в его характере было ходить в строю и исполнять приказы. В этом театре Игорь и познакомился со своей будущей женой Микой Ардовой. И там же у него появился друг — Владимир Качан. Они вместе играли в спектакле «Зайка-зазнайка». Качан — волка, а Игорь — зайца. Чего только они не вытворяли в этом дуэте! Как-то спектакль назначили на десять часов утра первого января. На улице Горького (теперь Тверская) был магазин, где продавали вино в розлив. И вот в 9:30 утра у стойки, где разливали алкоголь, случайно встретились Качан и Старыгин. Выпив бокала по четыре шампанского, чтобы прийти в норму после празднования Нового года, и взяв еще четыре бутылки с собой, они отправились в театр. Работники всех театральных служб и актеры были примерно в таком же состоянии, поэтому на спектакле звучала сплошная отсебятина. Например, волк спрашивал зайца: «Заяц, знаешь, что сейчас с тобой будет?» И запевал: «Опустеет без тебя Земля-а-а-а…» А Игорь ему голосом зайки в ответ подпевал: «Как мне несколько часов прожить…» Оба актера за этот спектакль получили выговор.

После ТЮЗа Старыгин оказался в Театре имени Моссовета — его туда пригласил Юрий Завадский. Игорь гордился, что оказался в одной труппе с легендарными актерами: Орловой, Раневской, Пляттом, Марковым, Марецкой, Талызиной, Саввиной… Первым его спектаклем в театре была «Последняя жертва», там играла Фаина Раневская. Перед премьерой Игорь ужасно волновался. А после был банкет, и Игорю поручили: «Сходи позови Раневскую». На ватных ногах он постучался в гримерку. Фаина пригласила войти и в свойственной ей манере сказала: «Ну что, болтался ты сегодня, конечно, как… цветок в проруби. Но играть будешь!» А на банкет не пошла.

За деньгами к Орловой засылали Старыгина

Игорь много рассказывал про великих людей, которые его окружали в Театре имени Моссовета. Например, про Орлову. Молодые артисты ее уважали и любили, называли за глаза Любочкой и иногда просили деньги в долг. На гастролях, когда суточных на застолье не хватало, к Орловой засылали Старыгина — он считался ее любимчиком. Игорь скребся в номер: «Любовь Петровна, одолжите, пожалуйста…» Она давала и говорила строгим тоном: «Ребята, но только на хлеб!»

В этом театре у Игоря был флирт с Ией Саввиной. Подробностями их взаимоотношений он не делился. Зато рассказывал, что Ия Сергеевна учила его водить машину — она была автомобилистом со стажем. Игорь мне рассказывал, как она его учила тормозить. Вышли из театра ночью после спектакля, Ия встала у стены и приказала: «Гони на меня!» Игорь весь мокрый был после такой тренировки. При ангельской внешности Саввина отличалась сильным характером. Недаром Раневская дала ей характеристику: «Смесь гремучей змеи со степным колокольчиком». Ия Сергеевна любила крепкое словцо. С Игорем они играли в спектакле «Возможны варианты», по этой пьесе сняли фильм «По семейным обстоятельствам». У Саввиной была роль тещи, у Старыгина — зятя. И вот играют они спектакль Восьмого марта. Встречаются на сцене, и Ия вместо своей реплики вдруг говорит: «Ну… мог бы и с Восьмым марта поздравить!» Там было еще нецензурное слово, которое публика, конечно, не слышала.

«Игорь не терял связи и со своей другой семьей — с Микой Ардовой и дочками Ниной, Анной и Настей. Настя с мужем приходила к нам в гости. Мы до сих пор поддерживаем отношения — созваниваемся» С семьей Ардовых и дочерью Настей (на фото справа) из личного архива Екатерины Табашниковой

В этом театре Игорь прослужил восемь лет, но домом он ему не стал. Ролей давали мало, так еще при этом театр имел к нему претензии. А ведь Игорь был уже знаменитым артистом, на Старыгина ходили! Было очередное собрание, и кто-то из администрации задал Игорю двусмысленный вопрос: «Что же мы вас в театре так редко видим?» Он не растерялся, ответил: «Вот и я удивляюсь, почему Зархи меня видит, Хейфиц видит, Ростоцкий видит, а в театре — нет». Посыл был такой, что эти выдающиеся режиссеры дают ему главные роли, а в театре — нет. После этого случая Игорь принял решение уйти из Театра имени Моссовета.

Так же, в одночасье, много лет спустя он покинул МХАТ имени Горького. Игорь не выносил несправедливости. На одной репетиции он стал свидетелем, как Татьяна Васильевна Доронина жестко и несправедливо сделала замечание молодой артистке. Старыгин заступился за девушку, после чего работать в театре уже не хотел. У него буквально кровь закипала, когда он сталкивался с несправедливостью или хамством. Был случай в его молодости, когда он догнал машину, которая облила женщину грязью, вытащил водителя и дал ему в морду.

Когда-то Алексей Владимирович Баталов предлагал Старыгину начать преподавать, но Игорь не чувствовал в себе такого потенциала. Набрать студентов он решился только в последний год своей жизни. Он очень долго сомневался: а сможет ли он что-то дать детям? Советовался с Балоном. Мы все хором его подбадривали: «Давай, конечно, попробуй». Летом Игорь набрал курс, а к началу учебного года оказался в больнице, в реанимации. Прикованный к постели, сказал мне: «Надо завтра рано встать, ты мне волосы уложишь и отвезешь меня на занятия». Он не понимал всей серьезности своего положения...

«Его юбилей я вспоминаю как один из самых счастливых дней! Когда мы поднимались в лифте домой, Игорь обнял меня: «Спасибо, я тебя люблю». Эти три слова он произносил крайне редко...» 1990-е гг. из личного архива Екатерины Табашниковой

Он ушел в 63 года. В минувшем году, к десятилетию со дня его ухода, я сделала вечер в Центральном доме актера, на котором собрались его друзья и коллеги и с большой нежностью вспоминали Игоря... А я вспоминаю его 60-летие как один из самых счастливых дней нашей совместной жизни! Я сама организовала для мужа этот праздник. К ресторану Игорь подъехал в открытой карете, запряженной лошадью. С нами были его друзья: Володя Балон, Валя Смирнитский, Лариса Лужина, однокурсница Наташа Фекленко, участники «Генофонда». Мои цирковые друзья показывали фокусы и номер с пуделями, в который Игорь был тоже вовлечен. Он очень любил собак и был счастлив! Это был незабываемый день — получилось все, что я задумала. Когда мы, нагруженные подарками, поднимались домой в лифте, Игорь обнял меня и сказал: «Спасибо, я тебя люблю». Эти три слова он произносил крайне редко...

Статьи по теме:

 

Источник ➝

Потолстевшая Жанна Агузарова продемонстрировала новые пластические операции

Легендарная певица приняла участие в шоу Максима Галкина в сети.

Кадр из шоу "Музыкалити"
Кадр из шоу "Музыкалити"

Жанна Агузарова — нечастый гость где бы то ни было. В соцсетях у певицы есть аккаунт, но он закрыт для фанатов. В свет звезда не выходит, на ТВ давно не снимается. В прошлом году в сети появилась новая песня и клип, в котором Жанна впервые за много лет показалась людям. 

Теперь сюрприз поклонникам Агузаровой сделал Максим Галкин. Он позвал свою давнюю знакомую и коллегу жены в свое шоу «Музыкалити» на YouTube.

Не известно, как ему это удалось. Возможно, помог космос. Или деньги, ради которых Жанна по ее признанию, в шоу готова на многое: «Если договориться с моим менеджером...»

Так или иначе, пришествие единственной марсианки отечественной эстрады состоялось. Агузарова, как всегда, была великолепна. Ее голос, несмотря на годы, остался все тем же: звонким и сильным, что отметили абсолютно все зрители. 

А вот что касается внешности, тут есть определенные проблемы. Стало заметно, что певица сильно поправилась. Это никак не отразилась на ее стройных ножках, которые она, конечно, тоже показала во всей красе на шоу. А вот второй подбородок, как бы ни старалась звезда его спрятать, скрыть не удалось. Шею Агузарова и вовсе задрапировала серебряным шарфиком. Глаз ее фанаты так и не увидели: всю программу Жанна просидела в очках в розовой оправе. 

Немного удивило полное отсутствие морщин, немного изменившийся нос и накачанные губы. «Да уж пластики тут вагон», — писали люди в комментариях на канале Галкина.

Статьи по теме:

 

Александр Васильев: «Стиль Меньшикова — «седина в бороду, бес в ребро»

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх