Последние комментарии

  • Владимир Кук
    Не вякай. Живи со своим законным супругом, а не бегай за легким баблом Марьянова.«Помогите!» Вдова покойного Марьянова со слезами на глазах молит о помощи
  • Ната
    И кому ж красота такая неземная достанется!Падчерица Татьяны Навки готовится к свадьбе
  • Валентина Лебедева
    К сожалению, женское счастье недолго, и это так. Лолита молодец, понимает все, хотя ей и, полагаю, совсем не легко.Лолите Милявской назначили встречу с мужем в суде

Любовь Толкалина: «Раньше у меня была только Маша, а теперь — двое детей»

Актриса рассказала об изменениях в жизни дочери и о любви.

Любовь Толкалина с дочерью Машей

«Единственное, что я могу сейчас делать для дочери, — это поддерживать ее во всем без исключения. Настало время самого жертвенного акта любви — отпустить. Но это очень непросто дается. У меня так много соломки в запасе осталось, что мне все время хочется продолжать ее стелить», — рассказывает Любовь Толкалина.

— Любовь, с прошлой нашей беседы прошло три года, а кажется, что прошло три жизни. Ваша дочь Маша так изменилась: из подростка стала взрослой девушкой, переехала в Питер, живет самостоятельно. Ходят слухи, что она замуж собирается...

Маша: Пусть слухи остаются слухами. Мне и правда кое-что предложили. Но что конкретно, я лучше не буду вам говорить. Могу сказать одно: сейчас я живу с любимым в Санкт-Петербурге.

Любовь: Любопытно, как все меняется! Дело в том, что мы с Машей все ее детство регулярно посещали город на Неве, раздумывали, а не учиться ли ей здесь. Я показывала дочери Северную столицу и говорила: «Смотри, какой по-европейски красивый, атмосферный Петербург! Вот Академия художеств, в ней когда-то учился Василий Суриков — твой прапрапрадед по линии отца». Но тогда Маша отвечала совершенно без восторга: «Нет, мне здесь не нравится, холодно. Я не хочу тут ни учиться, ни жить, поехали домой быстрей!» Эти изменения дают мне наивную надежду на то, что и остальные мои предложения и идеи, отвергаемые сейчас на корню, когда-нибудь тоже будут приняты.

— А что в итоге решили с учебой?

Маша: Я планирую поступать в ту самую Академию художеств в Пе­тербурге. Я много думала о будущей специальности. Я рисую, и мне интересны все направления, где это можно применить: мультипликация, видео-арт, графика, сценография… Но выберу, видимо, искусствоведческий факультет, как мой папа. Он окончил Оксфорд, став специалистом по Северному Возрождению.

— А почему ты решила учиться и жить именно в Петербурге?

Маша: Я поняла это прошлым летом. Мы уже несколько месяцев были знакомы с моим другом Никитой и решили поехать в Санкт-Петербург на несколько дней. Эта поездка навсегда врезалась мне в память... Потом мы приезжали сюда еще несколько раз, и я стала подумывать, что хочу здесь жить.

— В ту первую поездку мама легко тебя отпустила?

Маша: Ну как сказать... Они с Ни­китой еще даже знакомы не были.

Любовь: Я обрадовалась, потому что это было отличным поводом требовать немедленного знакомства с Никитой! Достаточно продолжительное время я могла увидеть только тень Никиты у подъезда, глядя из окна в темноту. После прогулок за полночь он провожал Машу домой. Та поездка в Питер стала катализатором для нашего с Никитой знакомства. До этого Маша на все мои ненавязчивые расспросы отвечала сухо: «Его зовут Никита Кузьмин. Он из Калининграда, капитан юношеской сборной команды «Что? Где? Когда?» от родного города. У него свой IT-бизнес. Никита старше меня.

Любовь Толкалина с дочерью Машей Наталья Харитонова

 С ним очень-очень интересно, мам». Никита оказался приятным, ответственным молодым человеком, интересным собеседником, рассудительным, предприимчивым, простым, веселым и заботливым. Я со спокойным сердцем отпустила Машу... Потом, когда уезжала на съемки, так же спокойно оставляла детей вдвоем. Не могу не поделиться своим искренним восторгом от того, что у меня теперь двое детей. Была только Маша, а теперь еще и Никита. Бывают же такие чудеса! В октябре прошлого года на Балу дебютанток Никита сопровождал Машу. Там они познакомились с Егором (Егор Кончаловский, бывший гражданский муж Любови Толкалиной, отец Маши. — Прим. ред.). И вот теперь спустя почти год ребята живут самостоятельно в Петербурге....

Маша: Никите предложили здесь работу. В конце августа мы погрузили вещи в «Газель» и поехали. 10 часов на «Газели» — это вам не хухры-мухры.

Любовь: Честно говоря, для меня все, что с Машей происходит сейчас, — большая новость. Я была уверена, что она не совсем приспособлена к жизни, вряд ли готова прибирать, хозяйничать, рассчитывать бюджет, самостоятельно готовить... А переезд вообще требует колоссальной организованности и сил. У нас всегда была помощница по хозяйству, и быт по большому счету был от дочери, как и от меня, скрыт. Поэтому я просто с открытым ртом наблюдаю за Машиной самостоятельностью...

— И ведь она не только сама живет, но еще и пробует зарабатывать, создает одежду: свитшоты, футболки и платья с оригинальными принтами…

Маша: Да, мы с Никитой придумали бренд одежды MMspace. Когда начинаешь свое маленькое дело, есть определенная доля риска, что ничего не получится: потеряешь время, силы, деньги. ММspace — всего полгода, мне еще нужно очень много работать. К слову, это было еще одной причиной переезда в Санкт-Петербург. Здесь ведь много камерных производств, которые предлагают выгодное сотрудничество, и у них есть нестандартные материалы, так что можно воплотить самые смелые идеи. Философия MMspace в том, что современное искусство, как один из аспектов эволюции духовной и интеллектуальной жизни человечества, все меньше нуждается в музеях как таковых. Взять, к примеру, уличное искусство, street art: Banksy, Stinkfish, Borondo, Space Invader — этим художникам не нужны ни музеи, ни галереи, им достаточно стен домов. Сейчас новое время и новый способ дистрибьюции современного искусства. Real art is you (настоящее искусство — это ты) — вот наш слоган.

Любовь: Началось все с того, что два года назад я вошла в права продюсера, режиссера и художественного руководителя крохотного театра в Палатах Мазепы недалеко от Покровки. Наш театр «Собор» уникален, пространство сцены не дает возможности строить декорации, зал всего на 40 мест... «Но декорации можно нарисовать», — по­думали мы. Маша была назначена главной по видео-арту и видеомэппингу (3D-проекции на объект с учетом его геометрии. — Прим. ред.), столь модному в современном театре. Ее графика подошла идеально. Дочь создала декорации к нескольким спектаклям. Документальную драму «Последняя русская царица» мы недавно отыграли в Петербурге. В зале на киностудии «Лендок». Хотим там играть этот спектакль регулярно. Он весь построен на Машиной графике. Кстати, на «Лендоке» снималась сказка «Легенды Петербурга. Ключ времени», премьеру которой я очень жду весной следующего года. В этой картине я сыграла ведьму, и узнать меня там почти невозможно... В образе морской ведьмы Мария сейчас изображает меня в графике для спектакля «Русалочка». Именно этот самый портрет Русалочки был отпечатан на майках для подарков, очень уж был хорош. Именно он пробудил в Марусе мысль о принтах на одежде. Потом я попросила Машу нарисовать мне ангела. Маша нарисовала херувима, и из этого рисунка «вырос» первый свитшот. И последующая «крылатая коллекция».

«Я не понимаю, какие цели может преследовать взрослый мужчина, рассказывая о своей несчастной любви всему миру. Говорить, что для меня отношения с мужчинами — игра… Видимо, ему зачем-то нужно было использовать мое имя» Наталья Харитонова

— Свое дело, подготовка к поступлению в академию, семейный быт... Кто же жарит картошку дома?

Маша: Никто! Мы — семья прано­едов. С утра я могу совершить подвиг и сказать Никите: «Овсянка, сэр». Кстати, овсянку я полюбила. Хотя в детстве в меня невозможно было запихнуть и ложку этой каши. Завтракаю, потом целый день могу ничего не есть. Пью кофе в городе. Хотя иногда меня «пробивает», и я могу испечь пирог или сыроедческие печенья.

— Маша, с чем связываешь то, что в подростковом возрасте ты была полненькой? Гормональные скачки?

Маша: Дело было так: в восемь лет я прыгнула с крыши нашего загородного дома.

Любовь: Меня до сих пор парализует ужас этой страшной тайны: прыгнула или все-таки упала? Признавайся как на духу!

Маша: Прыгнула, мамуль, прыгнула… Мне показалось, что там невысоко и что дорожка, земля и трава совсем рядом. Но это было не так... Отделалась испугом и компрессионным переломом позвоночника. Я не помню, чтобы у меня что-то болело, но я долго лежала на вытяжке с лямками на плечах и гирьками на ногах. Потом год ходила в пластмассовом ортопедическом корсете. Из-за этого мне, естественно, были запрещены любые занятия спортом, кроме плавания, которое я быстро возненавидела. В общем, я мало двигалась и очень сильно поправилась... До травмы же я не могла просто ходить, бегала все время, была подвижным, энергичным ребенком с шилом в одном месте. Например, гуляем с мамой, она просто идет по улице, а я вокруг бегаю кругами...

Любовь: Мама после какой-нибудь очередной ночной смены, и от этого кружения ее подташнивает. И она ругается. (Улыбается.)

Маша: Как ты ругалась, я помню отчасти. Хотя и немудрено, что ты была недовольна, так как мне нравилось бе­сить людей.

Любовь: Это у Маши наблюдается и сейчас время от времени. Дей­ствительно, в детстве дочь была неугомонной, маленькой электростанцией. Очень общительная, охотно шла на контакт с незнакомыми людьми, мгновенно находила себе компанию, была заводилой. Кстати говоря, планшет для рисования в нашей жизни появился исключительно для того, чтобы Машу отвлекать... Весь энергетический поток Маша выплескивала на лист бумаги, и это было единственное занятие, которое могло ее переключить.

— Как же такой вихрь, по словам мамы, оторванный от быта, на­учился самостоятельности? Жить, готовить, убирать?

Маша: Входишь в интернет, вводишь в поисковике: «как готовить овсянку?» И получаешь десять вариантов рецепта.

«Я была уверена, что Маша не совсем приспособлена к жизни, вряд ли готова прибирать, хозяйничать, рассчитывать бюджет, готовить... Поэтому теперь я просто с открытым ртом наблюдаю за Машиной самостоятельностью...» Наталья Харитонова

— Любовь, а вы в свое время как готовить учились?

— У меня были практически неограниченные возможности деревенской жизни, полная свобода действий и необходимость. Именно необходимость я считаю самым главным учителем. Если по-настоящему надо, то и аккордеон освою, хотя не училась. И по-английски заговорю, и по-французски, могу и коньки на ласты натянуть, и картошку пожарить, и посадить, и выкопать... И корову подоить, и дрова порубить, и варенье сварить... Последний навык, кстати говоря, мне очень пригодился однажды летом в Англии. Я гостила у своего друга недалеко от Портсмута в крохотной английской деревеньке, окрестности которой почти полностью заросли ежевичными кустами. Там ежевику используют исключительно в качестве живой изгороди вместо заборов вдоль дорог. И никому не приходит в голову претендовать на урожай. Я же не смогла пройти спокойно мимо этой роскоши, набрала полведра, пришла домой и вместо интернета позвонила маме уточнить, как варить ежевику. Мама ответила: «Один к одному. Как малину». Сварила, как смогла. Получилось незабываемо. Еще и потому, что мы угощали ежевичным вареньем соседских лордов, и лорды очень радовались и удивлялись, где же я ежевику нашла...

— Любовь, вы, наверное, лордов угощали, а сами не ели. Я смотрю на вас и думаю, что вы вообще мало что едите…

Любовь: Догадываюсь, что, глядя на меня, люди считают, будто я питаюсь еловыми иголками и кормить меня можно два раза в неделю... Утром не завтракаю, пью чай с медом, а вот пообедать должна основательно. Обед — мой главный прием пищи. Частенько — единственный. Вопрос поддержания фигуры у меня уже не стоит давным-давно. Вспоминаю слова Людмилы Марковны Гурченко: «Организм не гармонь — похудею-потолстею, похудею-потолстею. Надо держать себя в руках». Я не ем мяса уже больше 10 лет и по возможности стараюсь бегать по утрам. Опять же, совсем не для похудения, а для прилива сил и радости. Когда нет времени или настроя на пробежку — занимаюсь йогой дома хотя бы 20 минут. И это тоже необходимость — без специальных упражнений болит шея и спина. Мне за 40, и я потихоньку перехожу в тот самый возраст выбора между лицом и телом... Много спорта, много морщин. Уход за собой теперь стоит начинать со своего сердца, иначе никакая косметика не поможет.

— Вы так спокойно говорите о возрасте, не переживаете из-за него?

— Недавно прочитала фразу: «Самое главное — это сделать самое главное самым главным». Разобраться в своих желаниях. Мне очень много хотелось чего-то, что вообще не нужно было. Моей дочке 18 лет, она уже совершеннолетняя, а я очень хорошо помню, как Маша только-только родилась и как я хотела быстрее вернуться к работе. Сейчас понимаю, какая это была ошибка. Когда дочке было года два, я снималась сразу в нескольких проектах: в сериале набиравшей тогда высоту кинокомпании «Амедиа» и в фильме «Кавказ» в Баку, который от Азербайджана потом номинировали на «Оскар». Сутками отсутствовала дома, и иногда бывало и такое, что с Машей ночью оставалась ассистентка по актерам. Мы не успевали снять, работали под эфир на СТС по 18 часов. Я роптала: «Мне нужно домой! Надо няню отпускать, она далеко живет, и если не мне, то ей точно нужно отдыхать!» И в ответ слышала: «Давайте я ее сменю, пока мы доснимем последнюю сцену, потому что завтра она должна быть смонтирована и озвучена, а послезавтра уже в эфире». Анекдот из того времени: Маша ночью поднимается в кроватке в темноте и спрашивает: «Ты мама?» Бедный мой, бедный любимый ребенок! 

Агния Кузнецова, Любовь Толкалина, Мария Валешная и Виктория Кобленко в сериале «Девочки не сдаются». 2018 г. СТС

Сейчас я, конечно, «наслаждаюсь» последствиями таких ошибок. Общеизвестно, что все на свете: и способность доверять людям, и желание нравиться, быть выслушанным и оцененным, способность получать и усваивать информацию, учиться чему-либо, потребность во внимании, поощрении, признании, любви, — все это у человека изначально связано с матерью. Весь внутренний мир человека строится только на общении мать — дитя, и все коммуникации с внешним миром и способность его принимать и находить себе в нем место тоже строятся на этом... А мне тогда казалось, что надо работать, если есть работа. Я была совершенно неправильно ориентированной, неуспокоенной и незащищенной. Возможно, и потому, что мы с Егором так никогда и не поженились и жили в гражданском браке... Только сейчас понимаю, как это влияет на уверенность, внутренний покой и чувство защищенности... Чтобы вырастить счастливого ребенка, нужно быть счастливой женщиной. А мне тогда казалось, что счастье мое в независимости.

— Маш, я знаю, что у тебя прекрасные отношения сложились с новой семьей отца и что братик твой одновременно является и твоим крестным сыном.

Маша: Да. Мария (Жена Егора Кон­чаловского. — Прим. ред.) очень мудрая и хорошая, а мой брат Тимур — абсолютно светлый ребенок: спокойный, тихий, чуткий, милый маленький мальчик. Совсем не такой, как я в ­детстве.

Любовь: Егор очень хотел наследника, мальчика. Так что Тимур — счастливый, долгожданный ребенок, который действительно был рожден в любви, осознанности и покое. Мне кажется, чтобы растить спокойного ребенка, нужно самой быть спокойной в первую очередь. Как на борту самолета говорят: «Сначала наденьте кислородную маску на себя, а затем на ребенка». К рождению Маши ни я, ни Егор были не готовы. Я только окончила институт и была приглашена работать в театр. Для меня смерти подобно было засесть с ребенком дома. Егор тогда снимал легендарного «Антикиллера». 

Даже не спрашивайте, что происходило в то время. Мы куда-то неслись, что-то снимали, где-то тусовались. Я почти не спала, и в итоге Маруся родилась на месяц раньше, чем должна была… У нас первое время не было ни кроватки, ни коляски. Потом друзья подарили прогулочную коляску. И Маша спала в ней очень долго, потому что никак не находилось времени по­ехать в «Детский мир» и купить все необходимое... Дочь росла гиперактивной, неспокойной. Плохо спала, плохо ела. А когда встала на ноги, то не пошла, а сразу побежала. Честно говоря, я и сейчас, наблюдая характер дочери, ее способ принятия решений, ее реакцию на критику, вижу, что она не дает себя в обиду и требует уважения к своему мнению. Она по-хорошему упертая, и я радуюсь тому, как она сейчас бунтует.

«Как на меня мама ругалась, я помню отчасти. Хотя и немудрено, что она была недовольна, так как мне нравилось бесить людей» Наталья Харитонова

— А она бунтует?

Любовь: Конечно, бунтует. В Москве Машу рады были бы принять во многих московских вузах: и в МГУ, и во ВГИКе, и в «Британке», и даже в Школе-студии МХАТ на истории театра и сценографии. Я придумала себе целиком все Марусино будущее, настроила воздушных замков и никак не ожидала от нее саботажа... Но бунт — это прекрасно! Это очень важный в жизни подростка период, когда он осознает свое «я», свои потребности, cвое право на личную территорию и начинает эти права реализовывать и отвоевывать у взрослых. Устанавливать собственные законы в отношениях, часто через конфликт, демонстрируя агрессивное поведение. Считается, что если подросток не проживает подростковый бунт, он не входит во взросление вовремя. И получается из него инфантильный взрослый, который не умеет защищать свое мнение, добиваться своих целей... Не понимает, чего хочет... И продолжает жить не своей жизнью, а реализовывать амбиции родителей. Длится это может очень долго: и до 30 лет, и до 40, и дольше. При этом человек испытывает постоянные страдания из-за невозможности на равных взаимодействовать с миром. Я сама в 17 лет начала зарабатывать, снимаясь в рекламе, и ушла из дома навстречу личному счастью. Так чего же я могла ожидать от собственной дочери?

— Если говорить о личном счастье, Джон Уоррен, ведущий программы «Поедем, поедим!», рассказал, что между вами был пылкий роман. А расстались вы, потому что он был «второй скрипкой».

Любовь: Именно то, что Уоррен без моего на то согласия стал очень активно общаться с прессой, и заставило меня пресечь с ним любые отношения. Я не понимаю, какие цели может преследовать взрослый мужчина, рассказывая о своей несчастной любви всему миру. Более того, еще давать оценки моему к нему отношению во всеуслышание. Говорить, что для меня отношения с мужчинами — игра… Видимо, ему зачем-то нужно было использовать мое имя. Мы знакомы были не больше двух месяцев... Хотя действительно успели хорошо подружиться. Я иногда себя корю за то, что слишком открыта к людям. Это часто используют, и я много в жизни страдала из-за этого... Поэтому я давно ничего не рассказываю о своей личной жизни.

— Хотя бы можно узнать: ваша «первая скрипка» — английский лорд?

Любовь: Нет, он не лорд, он композитор. Гражданин другого государства, и именно этот факт удерживает меня от рассказов. Боюсь, сразу пойдут слухи и сплетни: «Что же это, в нашем народе-то не нашлось, что ли, достойного?» — и тому подобное. Это очень красивая сказка, в нее даже мне иногда трудно поверить. Скажу так: замуж больше не собираюсь. Не то чтобы мне там не понравилось, но что понравилось, не скажу тоже. Егор когда-то говорил, что у меня сложный характер. Да! Я действительно нетерпима и не ориентирована на семейную жизнь. Я эгоистична, редко учитываю мнение близкого человека. Если, к примеру, мне надо уехать, я не объясняю — уезжаю, и все. Меня невозможно запереть дома. Либо ты меня там не найдешь, либо найдешь мертвой. (Смеется.) 

«Когда дочке было года два, доходило до того, что с ней по ночам оставалась ассистентка по актерам. Маша поднималась в кроватке в темноте и спрашивала: «Ты мама?» Бедный мой, бедный любимый ребенок!» Наталья Харитонова

Я не могу быть долго в одном месте, за последние 10 лет обстоятельства сложились так, что я объехала всю Россию от Калининграда до Владивостока и бывала в местах, где вообще никогда не ступала нога артиста. Я люблю свое дело. Сейчас это для меня мое детище — мой маленький театр «Собор». Это именно дело, а вовсе не работа. Меня часто спрашивают подписчики моего блога: вы все время путешествуете, когда же вы работаете? Вот завтра приеду в Москву и целый день проведу на репетиции, поеду на пробы, потом сыграю спектакль, у меня тур со спектаклями «Мастер и Маргарита» и «Тайны королевской кухни», потом институт, потом поеду сниматься в Крым. И тоже не буду считать это работой. То есть, в каком-то смысле, я вообще не работаю. Говорят же: «Пойми, что тебе нравится делать больше всего, и тебе никогда не придется работать».

— А можно сказать, что теперь вы счастливы и все сложилось именно так, как вы хотите?

Любовь: Жизнь идет и заставляет менять образ мысли, привычки, отношение... Честно сказать, анализируя, я понимаю, что сбылось все, о чем я когда-то мечтала, и даже то, о чем мечтать не могла. И в то же время в каком-то смысле у меня сейчас самый тяжелый период, самый сложный. Требующий ежедневного повторения правила: «Вдыхай, живи, люби, просто будь счастлив тем, что имеешь. Даже если очень сильно болит душа — дыши. Это твой выбор, как жить, как любить и как дышать». Маша так быстро повзрослела, и моя жизнь делится на до и после ее совершеннолетия. Я не люблю подводить итоги, и сейчас совсем не время, но часто размышляю о том, что мои родители уже больше 40 лет вместе, поэтому для меня было важно, чтобы Маша росла в полной семье. Но этого по разным причинам не произошло. Этого я ей не дала, хотя очень хотела. Слишком много работала, и все ее детство разлука с ней была моей болью. И я сейчас сожалею, что не таскала ее по всем съемочным площадкам и на все репетиции. Мне казалось, что раз уж я не могу быть с ней все время, нужно занять ребенка по полной программе. 

Машина жизнь была похожа на калейдоскоп занятий, которые она посещала без особого желания. Музыка (Маша занималась на фортепиано и гитаре), английский, хореография, вокал, театральный кружок, акробатика, конный спорт, виндсерфинг... Потом конечно же я поняла, что это была ошибка, потому что показывать ребенку нужно не столько красоту и возможности окружающего прекрасного мира, сколько все самое прекрасное, что есть в тебе самой. Работает только личный пример. Я была общественно воспитанным ребенком, 10 лет серьезно занималась спортом. Поэтому до сих пор часто действую напрямую, без всякой деликатности. Конечно, я хотела бы, чтобы Маша всем со мной делилась и мы были бы с ней самыми закадычными подругами. В некоторой степени это так, да не совсем. Иногда я ловлю себя на мысли, что наше общение складывается из моих советов, которые я продолжаю давать, хотя их никто давным-давно уже не просит. 

«Конечно, Маша бунтует. Но бунт — это прекрасно! Очень важный в жизни подростка период, когда он осознает свое «я», свои потребности, cвое право на личную территорию и начинает эти права реализовывать и отвоевывать у взрослых» Наталья Харитонова

Я трудоголик и человек спортивной закалки, а у Маши на это аллергия. Тем не менее считаю, что я — проводник Машиной души в этот мир. Дочь сама меня выбрала там наверху. Поэтому между нами не может быть никаких разногласий изначально. Она — мое дитя. И не мое одновременно. Она — улучшенная версия меня. И лучше меня знает, как поступать. Я просто через себя знаю ее природу и осознаю ее стремление к чистоте и благочестию. Ведь это есть во мне. Чистота и есть красота. Единственное, что я могу сейчас делать для нее, — это молиться. И поддерживать ее во всем без исключения. Ведь для этого я и существую на свете. У каждой матери есть «прямой телефон» в небесную канцелярию, чтобы помолиться за своего ребенка. Настало время самого жертвенного акта любви — отпустить. Но это очень непросто дается. У меня так много соломки в запасе осталось, что мне все время хочется продолжать ее стелить… Я не буду оригинальной, если скажу, что правда заключается в том, что любовь — главное, что есть в жизни.

Благодарим отель SO/ St. Petersburg  за помощь в организации съемки

Статьи по теме:

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх