Последние комментарии

  • Светлана Иванова
    Езжай домой«Помогите!» Вдова покойного Марьянова со слезами на глазах молит о помощи
  • Владимир Кук
    Не вякай. Живи со своим законным супругом, а не бегай за легким баблом Марьянова.«Помогите!» Вдова покойного Марьянова со слезами на глазах молит о помощи
  • Ната
    И кому ж красота такая неземная достанется!Падчерица Татьяны Навки готовится к свадьбе

Евгения Громова. Без запретов

Психологическая драма «Верность» Нигины Сайфуллаевой наделала много шума на прошедшем «Кинотавре»....

Евгения Громова Александр Ридман

Психологическая драма «Верность» Нигины Сайфуллаевой наделала много шума на прошедшем «Кинотавре». Фильм называют революционным и прорывным. Что думает обо всем этом актриса, исполнившая роль разрушительницы табу?

И почему самый честный отечественный фильм про секс оказался близкой для нее историей?

— Евгения, любовь — главная движущая сила жизни?

— Конечно! Любовь или ее отсутствие порой влияет на самые разные сферы жизни, и иногда весьма неожиданно. К примеру я никогда не любила школу, прогуливала. Родителей вызывали к директору, они пытались меня воспитывать, но я по-прежнему пропускала уроки, а однажды похитила журнал и с помощью лезвия превратила «3» за контрольную по математике в «5». Разразился скандал.

Сдвинуть ситуацию с мертвой точки помогла влюбленность. Спортсмен блондин с пронзительными голубыми глазами учился на год младше меня. Только из-за него я стала ходить в школу. Это чувство так и осталось платоническим, но благодаря ему я все-таки получила аттестат! Такая совсем непрямая взаимосвязь между любовью и нелюбовью.

— Что ж не позвали его в кино или съесть стаканчик мороженого на двоих?

— Ни тогда, ни сейчас я не проявляла инициативу в отношениях с мужчинами, никогда не подходила сама. То есть я прекрасно отношусь к женщинам, которые способны сделать первый шаг, но сама в этом не сильна. Между мной — школьницей и моей героиней в «Верности» вообще пропасть. Хотя... Общее тоже есть. Оно может быть очень женское. От нас все время ждут, что мы подстроимся, приспособимся.

Я была ужасной задрыгой в детстве, не пай-девочкой. Притворяться в угоду условностям или приличиям уже тогда страшно не любила Александр Ридман

Я была ужасной задрыгой в детстве, не пай-девочкой. Притворяться в угоду условностям или приличиям уже тогда страшно не любила. Сейчас понимаю, что ноги многих моих проблем росли оттуда — из нежелания изображать из себя то, что люди хотели бы видеть.

Поэтому даже из «Орленка», знаменитого летнего лагеря, путевки в который получал как сотрудник милиции папа, меня пару раз порывались выгнать. Но оставили в конце концов. Кстати, лагеря я любила. Часто нас с сестрой, она старше меня на полтора года, отправляли туда на все лето.

— Вы родом из Подмосковья?

— Да, из городка Шатура, где все время горят торфяники и еще мебель делают. Помню, в разгар тушения пожаров в город прибывали отряды молодых спасателей, одетых в форму МЧС. Они казались очень мужественными, и конечно, девчоночьи сердца трепетали. Сам город, насколько я знаю, начался с 5-й ГРЭС, возведенной еще при Ленине. Больше, кажется, никаких особенностей там нет. Мои родители по сей день живут в двухэтажке без подъездов, в которой я выросла. Там очень необычная планировка квартир, больше таких нигде не видела. Я из обыкновенной семьи. Папа служил в милиции, сейчас работает во Дворце спорта. Он у меня очень активный, мастер спорта по греко-римской борьбе, до сих пор выступает в состязаниях для ветеранов. Мама работает в городском архиве.

— Как же вас занесло в актрисы?

— Это странно, но у меня было совершенно нетеатральное детство. Я не читала стихи, не принимала участия в школьной самодеятельности, не посещала творческие кружки. Но после школы поступала только в театральные вузы. Без какой-либо подготовки — естественно, везде провалилась. Потом, конечно, разобралась, что люди поступают к конкретному мастеру, а не в институт. Но определить своего поначалу было сложно, я никого не знала. Сначала училась в Питере, потом год в Щукинском театральном училище, и в конце концов на пятом году мытарств пришла в ГИТИС на актерско-режиссерский курс Сергея Васильевича Женовача.

Она смелая. Несмотря на риск потерять все, ориентируется на собственные ощущения. Обычно человек не может себе такого позволить Александр Ридман

Сдавая на отлично экзамены в Щукинском, бегала через Арбат поступать к Женовачу. Очень хотела учиться именно у него. Конкурс был бешеным, но меня приняли. Единственным человеком, которому я рассказала, куда ухожу, была мастер нашего курса Валентина Петровна Николаенко. Мне было важно позвонить ей самой, чтобы не произошло передачи из третьих рук. Валентина Петровна произнесла роскошную фразу: «Поздравляю. Значит, наш с тобой роман закончен. Ты теперь влюблена в другого». Заметьте, снова про любовь!

Поменяв общежитие «Щуки» на общагу на Трифоновской, я оказалась в мире, состоящем из одного сплошного театра. Студенты режиссерского факультета занимали весь третий этаж. Представьте, вот выходишь ты с репетиции в ГИТИСе, приходишь на кухню, а там тот же ГИТИС — продолжаются обсуждения, споры, рассказы у кого сегодня получилось с отрывком, у кого нет.

Если режиссер, с которым актриса сотрудничает, тоже живет в общежитии, значит, вы вместе пойдете до дома, по дороге он изложит тебе все задумки, потом в общаге за чаем пропишет детали, и ты, сама не заметив как, втянешься в очередную репетицию. Уже и поспать бы неплохо, а он все говорит и говорит... Двадцать четыре часа в сутки находишься внутри театра. В таких условиях иногда сомневаться начинаешь: а какой-то другой мир точно есть?

— Не пугало?

— Совсем нет. На первом же студенческом показе поняла, что не ошиблась дверью. Всего запланировали десять отрывков, и я участвовала в каждом. Едва успевала сменить костюм! Потом случилось первое предложение сняться в кино — от Жени Цыганова. К Дню Победы ребята снимали короткометражные фильмы на военную тематику. И он позвал меня в свое, если не путаю, первое кино. Женя задумал очень романтическую новеллу «Случайный вальс», мне предлагалось сыграть медсестру в послевоенном госпитале. Она сидит у кровати раненого мальчика, а за окном, утопающим в зелени, играет музыка. Трагедия и прекрасная жизнь по соседству.

Насколько я знаю, на этапе сценария позвали только Сашу Паля, я пришла на кастинг. После прослушивания были пробы — сцена на пляже съемки фильма «Верность»

— Кто-то из мастеров особенно поражал?

— До второго курса думала, что сложно представить кого-то, кто потрясет мое сердце сильнее Женовача, но однажды Сергей Васильевич познакомил нас с новым педагогом — Юрием Николаевичем Бутусовым. И я пропала навеки. В качестве режиссера делала с ним выпускной спектакль «Разбойники» по пьесе Шиллера. Эксперимент считаю абсолютно удачным, потому что он до сих пор существует. Семь лет прошло, все занятые в постановке актрисы разлетелись по разным театрам и городам, но каждый раз с готовностью и особой теплотой собираемся, чтобы сыграть «Разбойников». И зритель продолжает ходить. Думаю, разгадка именно в режиссерском решении и максимальной честности.

Про мужскую страсть играют женщины, каждая из которых проговаривает собственную, очень личную историю. Люди вообще остро чувствуют правду, за то, думаю, и любят спектакль. А главная идея, что нет мужской и женской любви или боли, оказывается, вообще многим близка! Границы и половые признаки стерты. Любовь первая и последняя, и либо она есть, либо ее нет.

— Значит, главная тема фильма «Верность» вам давно знакома, поэтому пригласили сниматься?

— Насколько я знаю, на этапе сценария позвали только Сашу Паля, я пришла на кастинг. После первого прослушивания были пробы — сцена на пляже, где герои пытаются выяснить, а что, собственно, происходит у них с сексом? Откровенный и эмоциональный момент. Но сложностей не возникло, потому что Сашу я знаю давно, как раз со времен учебы в ГИТИСе. Он на год старше меня, учился на курсе Хейфеца, и жили мы в одном общежитии на Трифоновской. Возможно, если бы партнером был незнакомый актер, не получилось бы так легко. А Саша, помимо того что знаком мне по вузу, еще и отличный товарищ, профессионал своего дела.

Двадцать четыре часа в сутки находишься внутри театра. В таких условиях иногда сомневаться начинаешь: а какой-то другой мир точно есть? Александр Ридман

— Ваша героиня из-за ревности и желания отомстить мужу проваливается в серию измен. Буквально весь фильм мстит!

— Мне было профессионально интересно разобрать такую женщину. Очень закрытая, сдержанная, даже робкая врач-гинеколог. Внутренняя дисциплина докторам вообще присуща, как мне кажется. И вдруг — такой отход в сторону от самой себя! Да еще и туда, куда ты вообще не планируешь идти. Неожиданно измена, первая, импульсивная, открыла перед ней совершенно неизвестные горизонты! Следующий этап — изумление от того, что это еще и понравиться может. А в конце концов выясняется, что кино вообще про путь, который моя героиня обретает и рискует по нему пойти.

Она смелая. Несмотря на риск потерять все, ориентируется на собственные ощущения. Обычно человек не может себе такого позволить: сдерживается, думает, насколько больно он может сделать другому, как его станут воспринимать, если все откроется...

— Может, это и отличает человека от мира животных?

— Я тоже считаю, что в спорных ситуациях лучше подумать. Но согласитесь, сделать то, что захотелось сию минуту, тоже надо смелость иметь! Отказаться от условностей, морали, которой ты пропитана, — шаг! Суметь надо решиться!

— Как вы полагаете, сильно изменилась русская женщина за последние пару десятков лет к примеру?

— Думаю, да. Феминизм прогрессирует, и это неплохо, потому что позволяет не только мужчинам жить своими желаниями...

Перед съемками много говорили с режиссером о ревности и изменах. Было непросто, потому что все это незнакомо мне совершенно Александр Ридман

— Лет двадцать назад где-нибудь в условной Шатуре вашу героиню точно назвали бы на вторую букву алфавита.

— Сложно судить. Хотя думаю, что сейчас и в Шатуре наверняка поспорят по поводу нашего кино и наряду с теми, кто ее осудит, найдутся другие, которые поймут. Я надеюсь, что у нас получилось снять табу с темы секса в кино. Показать, что измена — это не когда один из супругов на сторону побежал, а общая проблема семьи. Молчаливая ревность деструктивна вообще, а в таких ситуациях особенно.

Перед съемками мы много говорили с режиссером о ревности и изменах. Мне было непросто, потому что все это незнакомо мне совершенно. Вспомнила только, как говорил Юрий Бутусов: «Ревность превращает человека в свинью и урода». Вероятно, не желая стать ни первой, ни вторым, рубила ревность на корню всегда.

— А как вы оправдали то, что ваша героиня, постоянно изменяя, остается в браке?

— Думаю, она с каждой изменой пытается понять, насколько ей самой это нравится. Это как попробовать мороженое: с первой ложки ничего не понятно, со второй кажется, что чувствуешь вкус малины, а на третьей точно понимаешь, что кроме малины там еще масса всего! Выясняется, ты всю жизнь любил именно такое мороженое — с массой вкусов и оттенков.

У моей героини произошло именно такое открытие. Импульсивной была только первая встреча с партнером, потом она просто пошла за своими инстинктами, потому что хотела понять саму себя. И если бы люди могли обсуждать такие вещи в семье, анализировать, большой части измен вообще не было бы.

Евгения Громова Александр Ридман

— С мужем плохо, с остальными хорошо — разводись и вся фруктовая лавка к твоим услугам! Чем не свобода?

— Пока люди вместе, еще можно понять, что между ними сложилось не так и как все исправить. И если бы я оказалась в подобной ситуации, обязательно постаралась бы проговорить ее с любимым человеком, а не бежать на сторону в попытках разобраться, что же со мной не так. Мне вообще кажется, что в отношениях главное — вести диалог и обсуждать с партнером все, что волнует. Если злишься, раздражаешься, надо говорить — от этого только легче. Секс в моем понимании ничем не отличается от любой другой коммуникации. Почему мысль об измене вообще смогла появиться в голове? Я в такой ситуации буду говорить. Мне кажется, справедливо и честно будет, если мой партнер услышит такие вещи в первую очередь от меня.

— Вы замужем?

— Я не говорю на личные темы.

— Просто замужние женщины, даже самые смелые, про некоторые мысли точно предпочтут промолчать...

— И это тоже тактика! Но первый вариант кажется более правильным, и если отношения с партнером дороги, стоит попытаться с ним поговорить до того, как совершишь глупость. Вдруг он сделает все, чтобы не допустить такого поворота?

— В фильме много обнаженного тела, вы легко разделись?

— Если откровенные сцены драматически оправданны, считаю, у актрисы вопросов вообще возникать не должно. В «Верности» каждое появление обнаженных тел несет смысл, ведет к следующему этапу сюжета. И потом, как строится работа над фильмом? Сначала тебе дают сценарий, в котором видишь прописанные сцены секса. Заниматься любовью в одежде глупо, следовательно понимаешь, что должна раздеться. И если ты профессиональна, работай! Кто сказал, что играть можно только лицом или голосом? У актрисы есть еще руки, ноги, спина и много других разных мест. У нас почему-то появление обнаженного тела на экране вызывает массу двусмысленностей и вопросов.

Если откровенные сцены оправданны, у актрисы вопросов возникать не должно. В «Верности» каждое появление обнаженных тел несет смысл Александр Ридман

— У вас есть актриса-кумир?

— Кумиров у меня никогда не было, подражать чужому успеху не хотела. Но всегда восхищалась Мерил Стрип. Невероятно настоящая. Мне кажется, она нестандартна для Голливуда, ее внешность и органика как живой вызов этому месту. «Выбор Софи», «Мосты округа Мэдисон», «Август» — роскошные работы. А какая в «Августе» Джулия Робертс!

— Как раз последняя знаменита тем, что откровенные сцены всегда спускает на дублерш. Знаете, что в «Красотке» она намыливает в ванне чужую ногу? Кстати, прекрасная Стрип тоже грешна подменами натуры, но по банальной причине. В одном интервью она говорила, что мать четверых детей не всегда в форме, разумной для демонстрации тела широкому кругу зрителей. Сколько детей планируете вы?

Евгения Громова Александр Ридман

— Вообще не думала на эту тему пока. Моя жизнь состоит из работы и путешествий. С тех пор как год назад ушла из театра, объездила всю Европу и навсегда влюбилась в Рим. Туда возвращаюсь как домой — когда знаешь, на каком рыночке что лучше покупать, где варят самый вкусный кофе. Кстати, я с первого раза поразительно быстро разобралась в многочисленных римских закоулочках.

Чего бы я хотела? Может быть, больше съемок. Переехать из Москвы. Поставить спектакль. Да, хотела бы продолжать разрушать табу. Раскрепощать наших людей. Сейчас выйдет первый, на мой взгляд, честный российский фильм про секс. Пусть потом будет второй, третий и так далее.

Редакция благодарит за помощь в организации съемки отель The Ritz-Carlton, Moscow.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх