Марина Зудина: «В обоих театрах, которыми руководил Табаков, для меня многое изменится...»

«Я ведь никогда не была одна. В 16 лет поступила на курс к Олегу Павловичу, в 18 влюбилась в него,...

Марина Зудина

«Я ведь никогда не была одна. В 16 лет поступила на курс к Олегу Павловичу, в 18 влюбилась в него, и с этого момента рядом со мной всегда был Мужчина. И по женской своей сути я прежде всего жена.

Безумно люблю своих детей, но у меня все в жизни было подчинено интересам мужа. И Олег Павлович заслуживал того, чтобы было так…» — говорит Марина Зудина.

— Марина, последний год был для вас очень трудным в личном плане. А еще произошли кардинальные перемены — смена руководства в двух театрах, в которых вы работали. И в МХТ имени Чехова (его возглавил Сергей Женовач), и в Московском Театре Табакова (им теперь руководит Владимир Машков)...

— Сильнее того, что я испытала начиная с ноября прошлого года, когда Олег Павлович попал в больницу, ничего сейчас быть не может. Все остальное несопоставимо. И то, что с некоторыми людьми, вроде бы близкими, у меня теперь разрушились связи. И то, что в МХТ не состоятся постановки Константина Богомолова и Евгения Марчелли, в которых я должна была сыграть. В обоих театрах для меня вообще многое изменится... Но все это меня особо не мучит и не ранит. Когда испытываешь максимальную боль, после нее перестаешь остро реагировать на последующие удары...

— Но все-таки, что происходит сейчас в МХТ? Например, кто сейчас занимает кабинет Олега Павловича?

— Не знаю, не спрашивала. Я просто освободила его от личных вещей. А Сергей Васильевич (Женовач. — Прим. ред.), мне кажется, пока занимает другой кабинет — директора... Я актриса — играю свои спектакли, пока они идут, хоть руководство в театре теперь другое.

— Вы сказали: «В театре для меня многое изменится». Ранее упомянули, что отменены запланированные Табаковым новые постановки режиссеров Марчелли и Богомолова...

— О Богомолове Сергей Васильевич сказал, что у Константина и так в МХТ идет много спектаклей, а в театре должны поработать и другие режиссеры. Возможно, через какое-то время их сотрудничество продолжится, я даже на это надеюсь. В случае с Марчелли я не знаю, почему в МХТ не продолжили диалог с таким талантливым режиссером. Надеюсь, не потому, что в его постановке «Дачников» репетировала я. Шучу, конечно! Марчелли очень современный режиссер. И МХТ давно хотел с ним сотрудничать. Да и пьеса «Дачники» очень мхатовская и очень ансамблевая. Возможно, в следующем сезоне этот проект состоится... Я всегда надеюсь на лучшее.

На террасе пентхауса Swissotel Krasnye Holmy Филипп Гончаров

— Я слышала, что он решил расстаться с приглашенными актерами и хочет обходиться штатными силами. Это поэтому в начале сентября вас не было на традиционном сборе труппы МХТ — вы ведь в театре играли как приглашенная звезда?

— Мне просто было слишком тяжело впервые оказаться в этот день без Олега Павловича. Но я была на другом собрании труппы — апрельском. И спросила тогда Сергея Васильевича: если будут заменять штатными актерами приглашенных — тех, на которых режиссеры и ставили свои спектакли, то как быть, если некоторые режиссеры на это не согласятся? Но я понимаю, что Сергей Васильевич сам талантливый режиссер и понимает, что не всех можно заменить. Я сейчас не о себе говорю. (Улыбается.) Если честно, я все-таки думала, что после Олега Павловича перемены и в МХТ, и в «Табакерке» будут проходить немного медленнее. 

Но любой новый худ­рук имеет право что-то менять. Потому что театр — это не стены, а личность. Сейчас МХТ — это театр Женовача. А раньше был театром Станиславского и Немировича-Данченко, театром Ефремова, театром Табакова. И каждый из них что-то привнес. Насколько социальным был театр, когда руководил Ефремов! И каким совершенно другим он стал, когда пришел Табаков. Теперь здесь Сергей Васильевич, и МХТ, наверное, снова изменится. Одно время ходили какие-то тревожные, истеричные слухи по поводу того, как обстояли дела в театре… Могу сказать одно: МХТ при Табакове был благополучным, радостным и успешным театральным коллективом. Табаков сумел создать атмосферу радости и творческой свободы. Дай Бог силы Сергею Васильевичу продолжить это.

— Но всегда ли это ценили коллеги? Богомолов, которому Олег Пав­лович доверил поставить столько спектаклей в МХТ, в какой-то момент вдруг обвинил его чуть ли не в цензуре, а потом вообще ушел из театра…

— Нет-нет, все это неправильные формулировки! Я была рядом с Олегом Павловичем, когда он звонил Косте после первого прогона «Карамазовых», поэтому знаю ситуацию изнутри… Богомолов, как любой талантливый человек, сложен в общении во время рождения спектакля. В тот момент он очень тяжело выпускал «Карамазовых», нервы у всех были на пределе. Когда Олег Павлович позвонил ему и сказал совершенно нормальную для театра вещь — что в спектакле надо что-то сократить, Костя отреагировал на это болезненно. Вечером я приехала в Камергерский и вдруг слышу: «Прогон отменяется!» Все артисты, занятые в репетиции, собрались в кафе напротив МХТ, ожидая — что же будет. А все быстро утряслось! 

«Сильнее того, что я испытала начиная с ноября, когда Олег Павлович попал в больницу, сейчас ничего быть не может. Все остальное несопоставимо». С дочкой Марией. Октябрь 2018 г. Филипп Гончаров

В тот же вечер была репетиция. Константин попросил у Олега Павловича прощения, и напряжение между ними ушло. В итоге спектакль вышел без сокращений. А потом Богомолов, когда счел нужным, сам их сделал. Но информация о некоем конфликте уже попала в соцсети. Олег Павлович Интернетом не пользовался, поэтому в ситуацию вовлечен не был. Это скорее дирекция обиделась на режиссера, потому что читала в Сети все, что вокруг раздули. Многие тогда начали обвинять Богомолова в каком-то предательстве. К тому же он в сердцах написал заявление об уходе. Написал и долго не забирал его. В результате Олег Павлович подписал документ — он никогда и никого не уговаривал... Но к теплым человеческим отношениям Кости и Олега Павловича эта юридическая формальность не имела никакого отношения. Богомолов какое-то время в МХТ не работал, перешел в «Ленком». При этом тогда же сделал новую версию «Чайки» в «Табакерке» и начал репетировать спектакль «Мушкетеры. Сага. Часть первая» в МХТ. На самом деле Костя — один из тех людей, которые продлили Олегу Павловичу жизнь. Тем, что придумывали для него интересные актерские работы. Он любил Олега Павловича. Сейчас Богомолов независимо от «дат» иногда вдруг выкладывает его фото на своей страничке, и я понимаю, как Табаков был для него важен­…

— Еще бы: Табакова даже иногда обвиняли, что в МХТ он сделал «театр в театре» — имея в виду постановки Богомолова и «его» артистов.

— Но ведь своя команда была и у Бутусова (Юрий Николаевич сейчас назначен главным режиссером Театра им. Вахтангова. — Прим. ред.) — он тоже работал с теми артистами, с которыми хотел. И у Серебренникова. И у Виктора Рыжакова. И у Марины Брусникиной тоже. (Она сейчас возглавила Экспериментальный театральный центр новой драмы «Прак­тика». — Прим. ред.) Проблем не было, потому что все занимались делом, выпускали спектакли. Объединить 130 артистов труппы невозможно…

— Какие еще перемены сейчас происходят в МХТ?

— Я мало слежу за переменами, работаю, живу своей жизнью. А захочет ли дальше сотрудничать со мной Сергей Васильевич — не знаю. Никто из артистов никогда ничего не может знать наперед­.

«Если рядом в кадре близкий человек, то больше волнуешься за результат и нервничаешь сильнее, чем обычно. И наоборот, когда близкие люди рядом со мной в жизни — мне намного легче, ведь любовь дает невероятные силы» С дочкой Марией. Октябрь 2018 г. Филипп Гончаров

— «Табакерку» возглавил ученик Табакова Владимир Машков. Как вам кажется, они похожи по стилю руководства театром?

— Они очень разные — по природе своей, по манере общения с людьми, по отношению ко многому. Похожи по сильной энергетике, но энергия эта тоже разная. Табаков — человек эпохи Возрождения. Владимир Львович — талантливый актер и режиссер, и все, что он делает сейчас в «Табакерке», — это уже его видение. Олег Павлович создавал не театр, а мир театра. Мир — это не здание, а атмосфера, вера в руководителя и желание тех, кто рядом с ним, предлагать что-то новое и знать, что тебя поймут. И не стоит ждать, что такую атмосферу можно сохранить или повторить. Владимир Львович — достаточно жесткий человек и будет делать только то, что считает нужным. Это его право как руководителя. Нельзя думать, что в руководстве труппой он будет похож на своего учителя. Нет, каждый идет своим путем. К тому же Владимир Львович никогда не хотел заниматься театром. Если Олег Павлович заводил разговор, чтобы он что-то в МХТ или в «Табакерке» поставил, Машков всегда уходил от разговора на эту тему. И то, что он делал во время болезни Олега Павловича для него, как заботился обо мне — все это Владимир совершал просто из-за огромной любви к учителю. Когда Машкову предложили возглавить труппу, он и сам не ожидал такого крутого поворота в судьбе.

— Сейчас вы общаетесь?

— Нет, почти не общаемся — нет особых поводов. К тому же Владимир Львович оказался в ситуации, когда у человека изменилась вся жизненная система координат. А может, он просто боится каких-то моих лишних просьб. Но вроде я пока его ни о чем особо не просила...

— Кто же поддерживает вас сейчас­?

— Вы знаете, я ведь никогда не была одна. В 16 лет поступила на курс к Олегу Павловичу, в 18 влюбилась в него, и с этого момента рядом со мной всегда был Мужчина. И по женской своей сути я прежде всего жена. Безумно люблю своих детей, но у меня все в жизни было подчинено интересам мужа. И Олег Павлович заслуживал того, чтобы было так… Ну а сегодня в моей жизни есть двое мужчин, которые стали моей опорой. Сын Павел и Сергей Глинка — очень близкий друг Олега Павловича, которого считаю членом нашей семьи, просто своим братом. Честно говорю, если бы последний год его не было рядом, не знаю, как бы пережила все то, что случилось. Сергей не имеет отношения к искусству, за исключением того, что в свое время его женой была ученица Олега Павловича — очень талантливая актриса МХТ Ксения Лаврова-Глинка (звезда сериала «Сек­ретарша». — Прим. ред.), у них есть сын и дочь. И нынешняя его жена Алиса тоже выпускница Школы-студии МХАТ. Сергей помогал «Табакерке» с гастролями, со спонсорами для строительства Новой сцены МХТ, оплачивал лечение многих актеров, даже операции за границей. Мой сын — крестный одного из его сыновей, а Сергей стал крестным отцом моей дочки Марии. Кстати, он рассказывал, что в юности был влюблен в мою героиню из фильма «Валентин и Валентина». Когда Сергей окончил мореходку и ушел в плавание на полгода, на корабле было несколько пленок с фильмами. В том числе и этот, в котором у меня главная роль. Картину крутили по многу раз, и для моряков моя героиня стала некой идеальной девушкой. А потом судьба свела Сергея с Олегом Павловичем. Сергей по возрасту — почти мой ровесник, и удивительно, что этот человек был самым близким другом Олега Павловича около 23 лет. Еще один близкий друг Олега Павловича живет в Екатеринбурге. И мы с Машей на Новый год поедем в гости к этой любимой нами большой и дружной семье...

Марина Зудина Филипп Гончаров

— А что все-таки ученики Олега Павловича? Они сейчас в вашей жизни присутствуют?

— Конечно! Сергей Безруков присылает эсэмэски по поводу разных событий с большим количеством смайлов и восклицательных знаков, потому что он очень теплый человек. Мы же знакомы столько лет! Кстати, когда он только начинал, я могла стать его партнершей в одном фильме. Но когда мне назвали фамилию Безруков, я даже на пробы не пошла. Подумала: да ну, он еще маленький, ребенок какой-то, что мне играть с ним любовь! А потом мы сыграли с ним в сериале «Есенин», вместе играли в постановках «Прощайте... и рукоплещите!», «Старый квартал», «На всякого мудреца довольно простоты». И Сергей после спектаклей постоянно прямо на сцене отдавал мне свои цветы. А я ему шептала: «Перестань, меня же твои поклонницы возненавидят!» Ведь у него всегда была куча поклонниц. Кстати, подаренные ими букеты Безруков отнюдь не только мне передаривал — за кулисами отдавал костюмерам, гримерам. Часто отвозил цветы к памятнику Есенину на Тверском бульваре… И Женя Миронов в трудное время душевно был рядом с нами. Олег Павлович очень любил его отца Виталия Сергеевича. А мама Евгения Тамара Петровна до сих пор в «Табакерке» работает. Недавно у Евгения Витальевича были съемки в доме, где я живу. Он написал мне, и в перерыве мы посидели с ним в ближайшем ресторане, так хорошо поговорили… 

Когда Олег Павлович заболел и я приезжала на спектакли прямо из больницы, Сергей Чонишвили иногда трогательно угощал меня шоколадками. Да, мы с ним много лет знакомы, играли и снимались вместе. Но вот так проявить внимание — это мне было очень приятно. И цветы, которые ему дарили ­поклонницы, после спектакля Сергей часто мне отдавал. В эпоху унисекса, в которую мы живем, когда мужчина тебе дарит цветы или угощает чем-то, это так приятно! А Алексей Кравченко ­поддерживал меня комплиментами: «Как ты хорошо выглядишь!» А что же может быть хорошего, если я только что из больницы? И вроде понимаешь, что он преувеличивает, но все-таки хочется верить ему. (Улыбается.) И до сих пор многие меня по-хорошему поражают. Вот Даша Мороз, человек ­сдержанный и даже строгий. А сколько хороших слов про Олега Павловича она написала, сколько его фото выложила! А какую трогательную эсэмэску мне однажды прислала актриса МХТ Соня Эрнст, хотя я с ней мало знакома... Да, в те трудные дни были и радостные открытия. Сейчас я редко захожу на третий этаж МХТ, где был кабинет Олега Павловича. Но дежурные всегда мне улыбаются, потому что любили Олега Павловича. Так же и с администраторами. Мне очень приятно, что их отношение ко мне стало даже более нежным, хотя теперь я для них просто актриса Марина Зудина.

«Я никогда рационально не строила свою актерскую карьеру. Не считаю, что что-то упустила. Все в моей жизни произошло так, как должно было произойти» Филипп Гончаров

— Многие события в вашей судьбе, в жизни МХТ, «Табакерки» активно обсуждаются в прессе…

— Иногда эти «новости» просто придумываются! Сейчас, конечно, я не так остро реагирую на всякие выдумки, а раньше переживала. Помню, мы с Олегом Павловичем приходим домой, и тут звонок. Он снял трубку, сказал несколько фраз, потом повесил трубку и говорит: «Журналисты совсем с ума сошли. Спрашивают — правда ли, что я от тебя ушел?» Я смеюсь: «А ты что ответил?» — «Я спросил — а к кому?» Я пошутила: «Скоро, наверное, узнаем к кому». И действительно, вышла газета с заголовком, что мы разводимся, и фото «разлучницы» — очень достойной молодой актрисы МХТ. Более нелепой и невероятной «кандидатуры» нельзя было придумать. Просто потому, что Олег Павлович любил ее деда и хорошо знал родителей. Но дело даже не в этом. В тот момент у нас с мужем был какой-то особенно счастливый период, мы очень хотели второго ребенка. А тут — уход какой-то. Я еще подумала: «Рожу, а дальше начнутся разговоры, что так я хотела удержать мужа…» Очень расстроилась. Помню, приезжаем мы в театр, выходим вместе из машины, а на нас все косятся — мол, так разводятся они или нет?! Друзья из-за границы стали названивать — все на эту же тему. В итоге газета дала опровержение — Олега Павловича все любили. Правда, мелким шрифтом и на последней странице. А «сенсация» была крупно и на обложке… Вскоре я уже ждала Машу. Иду на очередное обследование в медцентр. И вдруг в киоске вижу желтую газету с заголовком о том, что у Зудиной проблемы с беременностью. Меня это так ранило! А сейчас бы я просто прошла мимо. Как делает мой сын Павел.

— Он ведь тоже не так давно невольно стал героем желтой прессы, когда написал в соцсетях, что очнулся в незнакомом месте и не помнит, как туда попал...

— Глупейшая и неприятная история. И урок для Павла... У сына были съемки, далеко от Москвы, на озере, на плоту. В тот день у него было хорошее настроение, вот он и решил пошутить в соцсетях. Я этого не знала. Пока вечером мне не позвонил какой-то мужчина, сказал, что он из МВД и хочет узнать, где Павел, потому что он якобы накануне подрался! Когда же я попросила прислать фото его удостоверения, в ответ ничего не получила. Я поняла, что что-то здесь не так. А Павел потом извинился за неудачную шутку на своей странице... Меня не раз пытались обмануть, когда болел Олег Павлович. Мол, вам из мэрии звонят, чтобы узнать, не нужна ли какая-то помощь. И под этим предлогом начинают расспрашивать о его здоровье. Я стала очень осторожна. А когда не было еще и девяти дней, как Олег Павлович ушел, пошли публикации, что у меня есть какие-то «мхатовские» квартиры. В свое время Собянин, который симпатизировал Олегу Павловичу, выделил сто с лишним квартир для нуждающихся сотрудников «Табакерки» и МХТ — не только артистов, но и работников театров. Я никакого отношения к этому жилью не имела, что легко проверить. Потом, конечно, дали опровержение, но какой-то информационный шлейф всегда остается…

«Я часто думаю о том, что Олег Павлович хотел бы видеть меня, Павла и Марию сильными, успешными и счастливыми...» Марина с мужем и детьми. 2015 г. Филипп Гончаров

— Марина, сейчас вы стали активно сниматься в кино. Наверстываете возможности, которые упустили, уделяя время мужу, семье?

— Я никогда рационально не строила свою актерскую карьеру. Не считаю, что что-то упустила, все в моей жизни произошло так, как должно было произойти. Я много снималась во время учебы в ГИТИСе и после — до рождения Павла. А потом начался не самый лучший для отечественного кино период, не было интересных предложений.

— Но вас тогда приглашали и западные режиссеры. Помню картину «Немой свидетель», где вы и Олег Янковский снялись вместе с английскими актерами...

— Да, это был 1994 год. Фильм приобрела Columbia Pictures, меня пригласили в длительный рекламный тур по Америке. Но я уже ждала сына и хотела родить его в России. Олег Павлович был настолько русский человек, что рожать его сына за границей я не могла и не хотела. И в тур не поехала. Это не было жертвой, результатом мучительных рассуждений: я сделала, как хотела — осталась с любимым человеком! Единственное — с трехмесячным Пашкой все-таки выбралась на премьеру в Мюнхен… Затем началась захватывающая работа в театре. А сейчас как раз есть интересные предложения в кино. Так, меня очень привлек сценарий сериала «Хорошая жена» для канала НТВ, где моя героиня — адвокат. Актерская команда прекрасная: Александр Домогаров, Дмитрий Миллер, Александра Урсуляк, Сабина Ахмедова. Еще снимаюсь у Константина Богомолова в проекте «Содержанки».

— А вместе с Пашей вы уже снимались?

— Да, у режиссера Виктора Гинзбурга в фильме «Ампир V» по Пелевину. У Пав­ла там главная роль, а у меня совсем маленькая, я играю его маму. Деградирующую алкоголичку, которая не любит сына, и он уходит из дома... Играть с сыном было сложно. Если рядом в кадре близкий человек, то больше волнуешься за результат и нервничаешь сильнее, чем обычно. И наоборот, когда близкие люди рядом со мной в жизни — мне намного легче, ведь любовь дает невероятные силы. И я часто думаю о том, что Олег Павлович хотел бы видеть меня, Павла и Марию сильными, успешными и счастливыми...

Благодарим отель Swissotel Krasnye Holmy за помощь в организации съемки.

Статьи по теме:

 

Источник ➝