Последние комментарии

  • Александр Семёнов17 декабря, 14:55
    Кто все эти люди?Фанаты обсуждают изменившуюся фигуру Саши Савельевой
  • Марина .17 декабря, 12:55
    Да, выглядит Сябитова сейчас прекрасно. За внешность и деловую хватку плюс, но минус за манеру разговаривать. Манерно...«Разница ужасающая»: внешность Розы Сябитовой сильно изменилась за время замужества
  • Гимназия почта МБОУ гимназия17 декабря, 8:51
    Хороший, порядочный человек!Тимур Еремеев похвастался ремонтом в квартире

Получив в подарок шкатулку с бриллиантами, Елена Образцова их все раздала

Об оперной певице вспоминает её близкая подруга.

Елена Образцова, 1979 г. РИА Новости

«Когда Образцову не пустили в театр с собакой, она была так возмущена, что готова была разорвать дорогостоящий контракт. Чтобы ее успокоить, режиссер придумал: пусть Графиня гуляет в саду со своей собачкой. Так любимица певицы стала выходить на сцену, причем вела себя примерно, словно понимала, что работает.

Для собаки изготовили пропуск с именем: «Артистка Кармен Образцова», — рассказывает генеральный директор Фонда Елены Образцовой Наталья Игнатенко.

Елена Образцова ворвалась в мою жизнь стремительно и полностью ее изменила. Не могу сказать, что до знакомства с ней я была близка к миру оперы. У меня была своя юридическая фирма, я жила в Питере. Но однажды с друзьями я пошла в ресторан, куда часто заходят артисты... И там оказалась в одной компании с Образцовой. Так мы и познакомились. Елена Васильевна была очень непосредственна: выпила рюмочку, подошла к роялю и спела «Очи черные». Смешила нас, сыпала анекдотами. Она была просто невероятная рассказчица анекдотов, которые любовно собирала — от друзей, от коллег, из книг. И умела их преподнести с актерским мастерством. Главное, чтобы были по-настоящему смешные, пусть и острые, и хулиганские… В конце вечера ей захотелось обменяться со мной телефонами. Желание возникло после того, как я ей рассказала, что мой муж со студенчества любит ее творчество. «Это как? Любил меня, а женился на тебе?» — сказала Образцова… 

«Искру, вспыхнувшую между ними, Елена Васильевна долго не хотела замечать. По ее словам, глаза ей открыла дочь, которая высказала предположение, что Альгис влюблен. А потом Образцову как током пронзила любовь» С мужем Альгисом Жюрайтисом после спектакля «Кармен». 1993 г. Е. Шиян/ТАСС 

С этого все и началось. Приезжая в Петербург, она обычно звонила мне: «Наташа, встречай меня!» А один раз я подвезла ее к дому, и Елена Васильевна вдруг пригласила меня в гости. Несмотря на то что она давно жила в Москве, в Питере — городе своего детства — Образцова тоже имела квартиру. Был уже поздний вечер, но я с радостью приняла приглашение. А ушла от Елены Васильевны под утро. Всю ночь она рассказывала мне о своей жизни, показывала дорогие ее сердцу раритеты. А еще читала мне свои стихи. Елена Васильевна объяснила: раньше двух строчек не могла сложить. Но после того, как не стало мужа (Альгис Жюрайтис, дирижер Большого театра. — Прим. ред.), начала писать… Когда я вышла оттуда, у меня было ощущение — моя жизнь теперь очень сильно изменится. И действительно, через какое-то время Елена Васильевна предложила мне возглавить ее фонд и переехать в Москву. С тех пор если мы день не виделись, то созванивались или списывались обязательно. Если я Елене Васильевне не звонила, от нее приходило сообщение: «Ты меня разлюбила? Что случилось?»

«Отец поверил в нее, когда по всем радиостанциям передали, что студентка консерватории Елена Образцова заняла первое место на международном конкурсе. И встретил ее с плакатом: «Привет лауреатше!» С Пласидо Доминго в спектакле «Кармен». 1978 г. Архив «Фонда Елены Образцовой»

Вообще, слово «любовь» Образцова трактовала широко. Елена Васильевна была очень привязана к своим собакам. Их у нее было четыре — и все названы именами оперных персонажей: Кармен, Мюзетта, Мишель и Манон. Самая старшая из них, Кармен, и сама была артисткой. У нее даже имелось удостоверение мадридского театра! Образцова исполняла там роль Графини, и сначала с собакой в театр ее не пускали. Елена Васильевна была так возмущена, что готова была разорвать дорогостоящий контракт. Чтобы ее успокоить, режиссер придумал: пусть Графиня гуляет в саду с собачкой. И Кармен стала выходить на сцену, причем вела себя примерно — ни разу не залаяла, не убежала, словно понимала, что работает. Вот тогда-то для нее и изготовили пропуск с именем: «Артистка Кармен Образцова». И в качестве зарплаты гонорар — двести граммов мяса в день.

Кармен недавно не стало, а оставшиеся собаки так и живут на даче Елены Васильевны, за ними ухаживают и покупают им все необходимое. Я никого не хочу обидеть, ни родных, ни друзей, но в последние дни жизни Образцова спрашивала только про своих собачек, и еще — как дела на ее любимой даче…

К растениям у Елены Васильевны тоже было невероятно чуткое отношение. Она разговаривала с деревьями, цветами. На даче у нее был разбит великолепный сад, и любимым занятием певицы в свободное время было ходить по дачному участку в фуфайке с секатором и грабельками.

«Когда Лена поступила в консерваторию, дома был страшный скандал. Отец, Василий Алексеевич, сказал: «Будешь петь в кинотеатрах перед сеансами, поздравляю!» Архив «Фонда Елены Образцовой»

Елена Васильевна любила, чтобы ее окружала красота. Много сил вкладывала и в свою квартиру на Патриарших прудах. Когда ее спрашивали: «Если бы вы не стали певицей, то кем бы работали?» — Образцова отвечала: «Дизайнером». Ей было неинтересно просто оклеить стены обоями, для этой цели они привозила из-за границы какие-то шелка. И часто меняла шторы, это был ритуал: к весне — такие, к зиме — другие… Переставлять в квартире мебель она могла бесконечно. Сколько раз мы приходили с мужем к ней домой и слышали: «Я все придумала! Вот это кресло — туда! А сюда мы перевесим картины». И мы под ее руководством трудились.

«Ты будешь петь в кинотеатрах перед сеансами!» — говорил Отец

Каждое воспоминание, которым поделилась со мной Елена Васильевна, я берегу как драгоценность. Ей было всего два года, когда началась война и блокада. Несмотря на малый возраст, она многое запомнила из тех ужасов. Они с мамой и бабушкой голодали. При этом спасли и как-то прокормили свою кошку, а кошек тогда в Ленинграде вообще уже не было. Потом по Дороге жизни их всех вывезли — под немецкими бомбами. На глазах маленькой Леночки одна бомба попала в машину с людьми, ехавшую за ними. Смерть прошла в нескольких метрах от нее.

«Образцова была очень привязана к своим собакам. Они были названы именами оперных персонажей. Никого не хочу обидеть, ни родных, ни друзей, но в последние дни жизни Образцова спрашивала только про своих собачек»2007 г. Владимир Бертов/ТАСС 

Ее отец, Василий Алексеевич, был главным конструктором на одном ленинградском заводе. До войны Образ­цовы жили в собственной большой квартире, но когда их эвакуировали, туда заселили людей, и после возвращения в Ленинград у семьи осталась только одна комната, а разграбленные соседями вещи пришлось выкупать. Здесь прошло детство Леночки. Правда, когда ей исполнилось 15 лет, семья уехала в Таганрог, куда перевели отца. Василий Алексеевич сам очень любил искусство, обладал прекрасным голосом — баритоном, играл на скрипке. Но он считал, что это не может стать серьезной профессией для дочери. Поэтому Елена год отучилась на подготовительных курсах Радиотехнического института, но потом все равно поступила в Ростовское музыкальное училище, а через год тайком от отца поехала поступать в Ленинградскую консерваторию. Кстати, она даже общеобразовательные экзамены не сдавала. Сказала, что не готова к ним, но за голос ее взяли — с условием, что экзамены она сдаст позже. А потом об этом условии забыли.

Дома был страшный скандал. Отец сказал: «Ну и будешь петь в кинотеатрах перед сеансами, поздравляю!» Он не верил, что из Елены получится большая певица. Он просто по-своему переживал за дочь. Но из-за юношеского максимализма Лена восприняла это как бойкот. И с тех пор категорически отказывалась брать у родителей деньги. Когда ей приходили почтовые переводы, она их отправляла обратно. Отец поверил в нее, когда по всем радиостанциям передали, что студентка консерватории Елена Образцова заняла первое место на Международном конкурсе в Хельсинки. И встретил ее с плакатом: «Привет лауреатше!»

Будучи студенткой консерватории, 17 декабря 63-го года Образцова стала солисткой Большого театра. И уже в 64-м году ее взяли в первые заграничные гастроли Большого театра. Невероятно, но факт: в 25 лет она уже исполняла партию Графини в «Пиковой даме». Она действительно летела как комета, сметая все на своем пути. В 1970 году министр культуры СССР Екатерина Фурцева на Конкурс имени Чайковского отобрала Образцову и Синявскую. И поставила перед ними задачу: «Первая премия должна остаться в Советском Союзе. Не знаю, кто из вас, девочки, займет первое место, это как хотите. Но кто-то должен!» И девочки пели так, что международное жюри не смогло определиться, кому отдать первое место — Образцовой или Синявской? В итоге разделили его между ними.

«Фурцева на Конкурс имени Чайковского отобрала Образцову и Синявскую. И поставила задачу: «Первая премия должна остаться в СССР. Не знаю, кто из вас, девочки, займет первое место. Но кто-то должен!» С министром культуры Екатериной Фурцевой. 1970 г. РИА Новости

После этой победы Образцова один за другим подписывала дорогостоящие контракты, но… сама жила более чем скромно. В те годы все заработанные деньги перечислялись в Министерство культуры. При этом артистов еще и контролировали, что они там из-за границы везут. Елена Васильевна мне рассказывала, например, как полгода подряд раз за разом перевозила кафельные плитки в ручной клади, боясь перевеса багажа, чтобы не платить. Потому что ей очень хотелось домой яркую плитку, а в СССР такой не было. Не понимала тогда, что дорого, а что нет. Когда Образцова встретила в Париже Марию Каллас, то удивлялась, почему та в какой-то скромной кроличьей шубке… А это была дорогая шиншилла. Уже гораздо позже, когда Образцова стала зарабатывать сама, появились и знания, и умение разбираться во всем. У Елены Васильевны были прекрасные украшения, подаренные мужем, дирижером Альгисом Жюрайтисом. За коллекционную брошь Фаберже «Снежинка» на аукционе «Сотбис» он отдал весь свой гонорар, полученный за длительные гастроли Большого театра на Западе. Елена Васильевна с гордостью рассказывала, что, купив брошь, он не оставил денег даже себе на питание. Вот такой это был мужчина!

Образцова сразу рассказала мужу, что полюбила другого

Елена Васильевна много рассказывала мне об Альгисе Жюрайтисе и практически никогда не вспоминала первого мужа. Знаю только, что ей часто приходилось расставаться с семьей, потому что заграничные гастроли раньше длились по много месяцев.

Альгис был другом семьи. У него был очень сложный период. Незадолго до этого он развелся и не понимал, как жить дальше, даже подумывал об уходе в монастырь. Елена пригласила его в свой дом, чтобы утешить, дать какое-то тепло. У них сразу стали рождаться творческие идеи. Благодаря Жюрайтису Образцова впервые в жизни исполнила арии из оперетт в Большом зале консерватории и удивила всех. Буквально за три дня подготовилась и фактически с листа спела этот концерт, который вызвал у зрителей бурю эмоций. Но и она на Жюрайтиса повлияла — его, замечательного балетного дирижера, перетащила в оперу.

Искру, вспыхнувшую между ними, Елена Васильевна долго не хотела замечать. По ее словам, глаза ей открыла дочь, которая высказала предположение, что Альгис влюблен в нее. После этого Образцова сама стала и за ним наблюдать, и прислушиваться к себе… Однажды она возвращалась с гастролей, а Альгис, как друг семьи, встречал ее на вокзале. Ведь Елена Васильевна всегда ездила так, что ее необходимо было встречать, — по десять мест багажа с собой везла. И вот из окна тормозящего поезда она увидела, как Альгис с цветами бежит по платформе. И вдруг ее как током пронзила любовь. Елена Васильевна хотела честности. Она сразу же рассказала мужу, что полюбила другого. Она никого не обманывала. Она и мне, когда я встретила своего второго мужа, посоветовала: «Если чувство уже возникло, если ты встретила новую любовь, старое не сохранишь. Значит, так угодно Богу». Так она рассуждала. Но все-таки еще два года Елена Васильевна оставалась с мужем, пытаясь сохранить видимость семьи, до того момента, как дочь окончит школу. И только потом ушла к Альгису. Семнадцатилетняя дочь осталась с отцом и довольно долго вообще не хотела общаться с матерью.

«Ни у кого и в мыслях не было, что Елены Васильевны вскоре не станет. Дважды Образцова была у гадалок в разных странах, и обе называли одну и ту же цифру: 96. Так что мы жили с мыслью, что еще много лет впереди» С Дмитрием Хворостовским. 2014 г. Павел Смертин/ТАСС

Ради роли похудела на 28 килограммов

Об Альгисе Елена Васильевна могла мне рассказывать часами. У него было много, как бы кто-то сказал, странностей. Увлекался восточной философией, йогой, не ел ничего — ни мяса, ни рыбы. Елена Васильевна говорила, что, когда он делал утреннюю гимнастику, хоть пожар в доме бы начался — зарядка все равно была бы доделана до конца. Они прожили вместе семнадцать счастливых лет. В 1998 году Жюрайтиса не стало. До этого он долго болел. У Елены Васильевны не было возможности изменить график гастролей, расписанный на годы вперед: пришлось бы платить огромные неустойки. И у Альгиса возникло чувство ревности к тому, что она, такая красивая, куда-то все уезжает, а он вынужден оставаться дома. Он даже думал, что за ней кто-то ухаживает. Но Елена Васильевна, по ее словам, была ему верна. Говорила, что невозможно было ему изменить, он сразу бы почувствовал.

Она не любила ложь. И очень тонко ее чувствовала. Мне говорила: «Наташа, не обманывай меня, я это сразу пойму». И действительно, даже когда я пыталась схитрить, чтобы просто ее поберечь, она каким-то безошибочным чутьем сразу это определяла. Смотрела сурово: «Ну-ка, говори правду! Что там случилось?»

Елена Васильевна тяжело переживала уход мужа. Больше года находилась в депрессии, замкнулась в себе, потеряла интерес к жизни… Правда, не отменила ни одного контракта. Работа спасала. И тут вдруг она попадает на спектакль Виктюка. Они знакомятся, и он ей предлагает интересную драматическую роль в спектакле «Антонио фон Эльба». Образцова загорелась… Молодые ребята — актеры театра Виктюка — приезжали репетировать прямо к ней на дачу. Там в гостевом доме, где лежало штук двадцать матрасов, после поздних репетиций ребята иногда оставались ночевать. Они погрузили Елену Васильевну в атмосферу молодости, творчества и веселья. Ради этой роли она не только сделала подтяжку, но за два месяца похудела на 28 килограммов! Потому что по роли молодой партнер в нее влюбляется, поднимает ее на руки. Она хотела, чтобы зритель верил в то, что в нее еще можно влюбиться. И сыграла роль так, что в театре стали говорить, что она действительно в своего партнера влюбилась. Может, это так и было. И она просто переживала радость возрождения. Начался новый этап жизни, гастроли по России и зарубежью.

Платье весом в 15 килограммов — в ручную кладь!

Надо сказать, гастрольный опыт приучил Елену Васильевну к большой организованности. В аэропорт, на вокзал мы приезжали заранее, часа за полтора-два, и сидели, ждали. Только один раз на моей памяти Образцова чуть не опоздала на выступление — из-за меня. Я вызвалась подвезти ее от петербургской квартиры до Михайловского театра и попала в пробку. Ожидая меня, Елена Васильевна времени не теряла, сделала дома театральный грим и в таком виде встречала меня на улице, жутко взволнованная. Мы примчались в театр буквально за пятнадцать минут до представления. И после спектакля Образцова с укором мне сказала: «Ну что, Наташа, вот из-за тебя Старуха сегодня не пришла». Она чувствовала, что в нее перед спектаклем «Пиковая дама» вселялся дух ее Графини.

«Образцова любила, чтобы ее окружала красота. Много сил вкладывала в свою квартиру на Патриарших прудах. Когда ее спросили: «Если бы вы не стали певицей, то кем бы работали?» — она ответила: «Дизайнером» Валерий Плотников

Куда бы мы ни ехали, она никогда не сдавала в багаж концертное платье и ноты. Просто, видимо, до этого были случаи, что багаж уезжал в другой город, и ей не в чем было выступать. С тех пор все главное — только в ручную кладь! А платья были довольно тяжелые. К примеру, платье для «Пиковой дамы», сшитое в Сан-Франциско, весило килограммов пятнадцать. И ноты тоже совсем не легкие были.

Еще один интересный случай произошел, когда Елену Васильевну пригласили стать лицом цветочного бала на вилле Эфрусси-де-Ротшильд, расположенной на Французской Ривьере, недалеко от Монако. Узнав, что я никогда там не была, она решила: «Ладно, ради тебя — поедем!» У нас был роскошный отель рядом с оперным театром Монте-Карло. Номер с большой террасой с видом на море, где Елена Васильевна впервые за долгое время смогла позагорать. На пляже она не появлялась, боялась, что кто-нибудь ее сфотографирует. И вот, пробыв в Монте-Карло несколько дней, Образцова страшно заскучала. Магазинов мало, делать особо нечего. Она говорит: «Наташа, может, переедем в Ниццу, там все-таки веселее». На самом деле Образцовой очень хотелось попасть на знаменитый блошиный рынок в Ницце, антиквариат она любила.

Это было в самый сезон, в августе. В Ницце мы с трудом нашли свободные номера в каком-то отеле. Забронировали, приехали. И вдруг вечером выясняется, что прямо над ее номером по вечерам проводится дискотека! Когда включили музыку, у Елены Васильевны просто волосы встали дыбом. Она послала меня к портье потребовать, чтобы прекратили это безобразие. А он ответил — люди купили билеты, невозможно. И пришлось нам с Еленой Васильевной ходить по улицам до ночи, спасаться в кафешках. И мы хохотали сами над собой, что нам, видите ли, в тихом Монако показалось скучно. Елена Васильевна говорила: «Это ж надо было, чтобы Образцова попала на дискотеку в 74 года!»

Повезти меня в Монако было для Елены Васильевны естественно. Щедрость и размах — вот что ее отличало. Помню, мы с ней ужинали в ресторане, и оказалось, что у одного знакомого нам менеджера этого заведения, Светланы, день рождения. Мы увидели, как ее поздравляли коллеги. Елена Васильевна, узнав, что празднуют, сняла с себя драгоценное кольцо и подарила имениннице.

Увидев певицу впервые, Образцова предсказала: «Будет звезда!»

На каждый праздник для всех родных и близких Образцова готовила пакетики с подарками и именными открытками, которые сама подписывала. И если в праздник ты не приезжал, это не значило, что ты не получал подарка. Помню, как Елена Васильевна однажды летом отдавала друзьям новогодний пакетик. Еще она мне рассказывала, как одна поклонница-миллионерша из Европы подарила ей целую шкатулку с бриллиантами. Елена Васильевна очень радовалась подарку, но постепенно все бриллианты раздала. Она одаривала людей не только вещами, но и своей помощью. Известна история, как она впервые услышала Хиблу Герзмаву. Хибла была еще студенткой консерватории, участвовала в Конкурсе имени Чайковского. Елена Образцова, сидя в жюри, написала на листочке крупными буквами: «БУДЕТ ЗВЕЗДА! Надо показать лучшим дирижерам и продюсерам». Мы этот листочек недавно нашли и показали Хибле, график выступлений которой сейчас расписан на годы вперед. Она плакала, читая эти листки, ведь Образцова тогда действительно все это сделала.

Наталья Игнатенко: «Образцова предложила мне возглавить ее фонд и переехать в Москву. Если мы день не виделись и не созванивались, то приходило сообщение: «Ты меня разлюбила? Что случилось?» Архив «Фонда Елены Образцовой»

А знаменитые застолья Образцовой в загородном доме! В них тоже отражалась ее широкая натура. Надо было видеть, как Елена Васильевна для очередного праздника закупала продукты. Допустим, ожидается день рождения — значит, человек сто гостей приедет. Мы с Еленой Васильевной едем на рынок. Там все продавцы у нее свои: тут Нина, там Наташа, тут икра, там овощи… Образцова всего брала помногу — а вдруг не хватит? Кажется, такая привычка отличает всех блокадников. Потом это все мешками, багажниками привозилось домой и готовилось — чанами, кастрюлями, противнями. И к столу наряду с высокими гостями обязательно приглашался и водитель, и помощницы — все…

Именно так мы отметили и ее 74-летие (свой 75-летний юбилей она провела в больнице). Ни у кого тогда и в мыслях не было, что Елены Васильевны вскоре не станет. Она ведь собиралась дожить до 96 лет. Дважды Образцова была у гадалок в разных странах, и обе называли одну и ту же цифру: 96. Так что мы жили с мыслью, что у нас еще много лет впереди, даже несмотря на то, что Елена Васильевна уже серьезно болела. Помню, как я приехала к ней в Лейпциг, где она готовилась к очень тяжелой операции. У меня зазвонил телефон. Елена Васильевна спросила: «Кто это звонит?» — «Юра, мой муж». — «Передай ему, что операция, на которую я легла, — пластическая. Выпишусь отсюда молодая и здоровая. Пусть он тебя бросает и на мне женится». Помню ее слова, обращенные ко мне тоже как бы в шутку: «Наташка, умру — скучать будешь!»

Скучаем ли сейчас? Не то слово! И стараемся сохранить память о ней. Будущий год для нас юбилейный — Елене Васильевне исполнилось бы 80 лет. С осени 2018 года, с Международного конкурса теноров Фонда Еле­ны Образцовой «Хосе Каррерас Гран-при», стартовала программа юбилейных торжеств. Главным событием станет гала-концерт «Оперный бал Елены Образцовой» на Исторической сцене Большого театра России, который пройдет 4 ноября 2019 года. Мы уже пригласили и звезд мировой оперы, и молодых лауреатов международных вокальных конкурсов Елены Образцовой, многие из которых за эти годы стали мировыми звездами.

Статьи по теме:

 

Источник ➝