Последние комментарии

  • Яночка бондарчук22 февраля, 20:52
    Модой эти наряды назвать трудно! Простой набор разных вещей в одном комплекте! Мода-это Коко Шанель, Вячеслав Зайцев!...Алла Вербер: «Учимся составлять модные комплекты»
  • Яночка бондарчук22 февраля, 20:45
    Глафира Тарханова талантливая актриса и не должна бегать по кастингам, пусть режиссёры её разыскивают и уговаривают с...В пролёте! Глафиру Тарханову постигло большое разочарование
  • Oleg Ershov22 февраля, 19:47
    Сросшее не выделяют - а рекламируют скандальной блудологией!Не вместе, а рядом. Появившиеся на премьере Собчак и Виторган старались избегать друг друга

Дженнифер Лопес: «Мне пришлось столкнуться лицом к лицу с самым большим своим страхом»

Откровенный рассказ суперзвезды о том, как ее брак с певцом Марком Энтони потерпел крах.

Дженнифер Лопес Fotodom.ru

«Я сидела в кресле, амои мысли на бешеной скорости уносилиськуда-то вдаль. Страх и тревога сковалимое тело. Сердце было готово выпрыгнутьиз груди, и мне казалось, что я задыхаюсь.Мои отношения распадались, и я была впанике.

Марк был тем, в комя нуждалась. Отец моих детей, человек,с которым я собиралась вместе встретитьстарость. Это был один из техмоментов, когда от страха ты не можешьдаже закричать», — говорит Дженнифер Лопес, голливудская мегазвезда, которая написала автобиографию «Настоящая любовь» (издательство «ОДРИ»).

Бездна

Я точно помню момент,когда все переменилось. Я была посрединепустыни неподалеку от Лос-Анджелеса иготовилась к фотосессии. Был прекрасныйиюльский день 2011 года. Мы с Марком толькочто отпраздновали седьмую годовщинунашей свадьбы. Любой, кто смотрел наменя со стороны, мог бы сказать, чтожизнь моя удалась: рядом были муж и двоепрелестных детей, а моя карьера была навысоте.

Я принимала участие вшоу «Американский идол», занимающемпервое место в рейтинге всех мировыхтелеканалов, и мой новый сингл On the Floorзанял первую строчку музыкальныххит-парадов планеты. Более того, всегоза несколько месяцев до этого главный американский журнал о знаменитостях назвал меня самой красивой женщинойв мире. О чем еще можно было мечтать?

О чем люди не знали, такэто о том, что в действительности всебыло не так уж хорошо. Мои отношенияраспадались, и я была в панике. И вот янаходилась здесь, посредине этой пустыни,готовясь к съемкам. Я уже делала этомного раз: ты садишься в кресло, тебеделают укладку и макияж, ты встаешьперед камерой и позируешь. Но в тот деньвсе было как-то не так.

Что со мной происходит?Моя мама, Гваделупе, которая постоянноживет в Нью-Йорке, приехала погоститьу меня две недели и в тот день сопровождаламеня на съемки. Мой дорогой менеджер,Бенни Медина, также был рядом со мной.Почувствовав приступ паники, я вскочиласо стула и сказала: «Бенни, со мной что-тоне так! Мне кажется, что я схожу с ума».

Бенни, прошедший вместесо мной огонь и воду за последниепятнадцать лет нашей совместной работыи уже давно превратившийся в моегоблизкого друга, взял меня за руки. «Эй,спокойно, что не так? Что происходит?»— спросил он. С явно обеспокоенным лицомко мне тут же подлетела мама. Я лишьсмогла сказать: «Я не знаю. Мне простонехорошо. Мне страшно. У меня такоечувство, как будто я теряю разум».

предоставлено издательством «ОДРИ»

Он попытался успокоитьменя, произнеся: «Все в порядке, Дженнифер.Все хорошо. С тобой ничего не происходит».Ему я казалась совершенно спокойной.Но это было не так. Это был один из техмоментов, когда от страха ты не можешьдаже закричать. Тебя как будто парализует.Людям свойственно заглушать свои чувствадо тех пор, пока они наконец не найдутспособа вырваться наружу.

В семье, где я росла, о разводе не могло быть и речи. Мои родители прожили вместе 35 лет, несмотря ни на какие сложности и разногласия. Поэтому, когда я выходила замуж за Марка, уже имея за плечами опыт двух распавшихся браков и одной развалившейся помолвки, я хотела, чтобы в этот раз все было «по-настоящему». Я была решительно настроена на сохранение отношений, чего бы мне это ни стоило. После рождения детей моя решительность укрепилась еще больше. Я была уверена в том, что никогда не отрекусь от этой любви.

Мы стараемся не смотретьнашим чувствам в глаза, пока для нихбольше не остается места и они не начинаютвыплескиваться наружу, как вода изкипящего котла. И когда это происходит,они обжигают тебя всего и сильно пугают.Со мной происходило именно это. В страхеи панике я посмотрела на Бенни и маму ипроизнесла: «Мне кажется, мы с Маркомбольше не можем быть вместе».

Дженнифер Лопес и Марк Энтони незадолго до развода Fotodom.ru

А затем я расплакалась.Все вылилось наружу. Больше невозможнобыло скрывать то, чего я боялась большевсего на свете, в чем сама себе не моглапризнаться на протяжении столь длительноговремени. Где-то в глубине души я понимала,что ничего уже не будет как прежде. Яупала в их объятья и начала рыдать.

Как и котел, из котороготолько что выплеснулась кипящая водаи вышел весь пар, я начала понемногуостывать. Все эти сумасшедшие мыслистали постепенно растворяться, потомучто я наконец озвучила истинную причинумоих страхов и волнений. Я прекраснопонимала смысл сказанных вслух слов.Они означали только одно — конец моегобрака. Конец моей семьи. Конец мечты,над удержанием которой я столькотрудилась.

Но и это было не все.Это означало, что меня снова будутоценивать. Что меня снова будут высмеивать,осуждать и линчевать. Я уже четко виделазаголовки завтрашних газет: «Дженнифер Лопес взяла курс на развод… опять!» или«Женщина, у которой есть все, кромеспособности удержать любовь!». Я досмерти боялась пережить еще один провал,оказаться под пристальным вниманиемобщественности и разочаровать всех…снова. Но в этот раз все было не так, какраньше.

Все было намногосерьезней и хуже. Развод затрагивал нетолько меня и Марка, но и двух прелестныхмилых созданий, которых мы произвелина свет. Меня буквально душила мысль отом, какую боль это причинит Максу иЭмми. Я боялась разрушить их жизни,боялась, что в один прекрасный день ониобидятся на меня за то, что я не смогласохранить этот брак.

Пытаясь противостоятьсамой идее распада семьи, я должна былапонять, что будет лучше для моих детейв долгосрочной перспективе, и постоянномучилась от того, какое решение будетнаиболее правильным для них. Мое сердцеразрывалось на куски, возможно, именно поэтому я так долго иупорно сопротивлялась неизбежному.

Дженнифер Лопес с отцом Дэвидом, мамой Гваделупе и детьми от Марка Энтони Эммой и Максом Fotodom.ru

Яне могла смириться с мыслью о том, чтомоему браку пришел конец. Но в конечном итогеправда всегда всплывает на поверхность,даже если вы этого не хотите. В тот деньна съемках в пустыне, когда мой разумотчаянно сопротивлялся признаниюочевидной реальности, я наконец упалана самое дно бездны. Марк был тем, в комя нуждалась.

Отец моих детей, человек,с которым я собиралась вместе встретитьстарость. Я верила в это всем своимсердцем… до того самого момента впустыне, когда вдруг поняла, что ничемуэтому не суждено было случиться. Я неприслушивалась к собственному внутреннемуголосу, и теперь мое тело и моя душафизически говорили мне о том, что такдольше не может продолжаться.

Я больше не моглаотрицать правду. Уже первого январямне пришлось столкнуться лицом к лицус самым большим своим страхом: разводомнашей на первый взгляд идеальной семьи.Реальность неизбежно наступала мне напятки, и мне нужно было понимать, чтоделать со всем этим дальше. Теперь ябыла матерью-одиночкой.

Продолжение следует...

В следующем материале: Дженнифер Лопес о том, как ей удалось выбраться из тяжелейшей депрессии после развода

Статьи по теме:

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх