Последние комментарии

  • Wasя25 мая, 12:47
    К сожалению, бывают. И нередко.Желчный пузырь: удалять или сохранить?
  • Владимир Владимир25 мая, 11:13
    в желчном пузыре небывает камней ,по причине кислоты желчной ,онибы растворились . всё это мировой медицинский лохотр...Желчный пузырь: удалять или сохранить?
  • Кузя Домовая24 мая, 20:13
    Эта пиранья знает толк в старичках! С такой внешностью её избранник должен быть слепо глухо немым и тогда она будет в...Молодая муза Евгения Петросяна отреагировала на разоблачение

Виктор Добронравов о себе и фильме Т-34

Картина стала рекордсменом кинопроката за месяц.

Виктор Добронравов А. Торгушникова/из архива В. Добронравова

Про театральное детство и актерские гены

Родился я в Таганроге.

В столицу перебрались в августе 1991-го. Так началось мое театральное детство.

Папа тринадцать лет проработал у Константина Аркадьевича Райкина, и я достаточно много времени проводил в «Сатириконе».

Облазил весь театр — от подвала до колосников. Иногда помогал капельдинерам — считал деньги за проданные программки. Однажды сам вышел на сцену в капустнике то ли в восемь, то ли в девять лет...

В школе часто выступал на вечерах и в «Сатириконе» участвовал в спектаклях, играл в «Багдадском воре», пел финальную песню в «Сатирикон-шоу», когда все артисты выходили на сцену. В пятнадцать лет стал заниматься в «Класс-центре» Сергея Казарновского, где уже доверяли серьезные роли, например Меркуцио в «Ромео и Джульетте».

Так что выбор актерской стези был вполне закономерным. Правда, сначала я подумывал о поступлении в «Гнесинку», поскольку в юности занимался вокалом и до сих пор пою. Одно время работал в мюзиклах, теперь периодически играю с друзьями в группе «Ковер-квартет». Мы музицируем в свое удовольствие, исполняем популярные песни в клубах, к нам приходят друзья и друзья друзей. Но в семнадцать лет после недолгих колебаний я все же решил: лучше буду поющим артистом, чем просто певцом.

О родителях

Детство мое было счастливым — за что огромное спасибо родителям. Я и ребенком понимал, что жилось им непросто. Папа играл по тридцать два спектакля в месяц, а мама работала воспитателем в нашей школе и еще в двух местах. Лишних денег в семье не водилось, жили мы в маленькой квартирке.

Мама заслуживает отдельной благодарности за то, что много лет, несмотря на трудности, поддерживала отца. Ни для кого не секрет, что он стал знаменитым и всенародно любимым артистом далеко за сорок. Но до этого момента надо было дожить, как-то продержаться. Папа всегда говорил маме: «Солнце, потерпи, потерпи. Все у нас будет!» Наверное, не каждая женщина на такое способна. Но без жертвенности и терпения невозможны настоящая любовь и семейная жизнь.

Я внешне больше похож на папу, а внутренне — на маму. А брат, наоборот, внешне ближе к маме, а внутренне — к папе А. Торгушникова/из семейного архива Добронравовых

Про воспитание

Вообще, глубоко убежден в том, что человек познает мир через родителей. Работает не сознание, а подсознание. Воспитывают не слова, а примеры. Я, например, не помню, чтобы мама и папа проводили со мной воспитательные беседы, читали нотации. Хотя в детстве помаленьку шкодил, как все, покуривал за школой, пиво пил. Но избежал гораздо больших зол и вырос вполне положительным человеком. Наверное, это заслуга родителей. Я видел, как они себя ведут, как и с кем общаются. У них всегда была очень хорошая интеллигентная компания, интересные разговоры.

Между прочим, в юности считал себя страшным разгильдяем, если не сказать хуже (но это слово непечатное), а спустя годы оказалось, что у меня репутация ответственного и дисциплинированного человека. Думаю, это тоже от родителей. Так воспитали.

Мама была более строгой, чем папа. Бывало, принесешь из школы четверку, а она недовольна:

— Почему не пять? Ты можешь учиться лучше!

— Разве четверка плохая оценка?

Когда стал артистом, она, посмотрев спектакль с моим участием, часто говорила: «Да, сынок, сыграл неплохо, но способен на большее!» Меня это расстраивало. Только со временем наконец понял, что мама все эти годы заставляла расти...

Об участии отца отца в актерской карьере ( О помощи отца в актерской профессии)

— Папа сказал: «Хочешь в театральный — поступай. Но учти, помогать не буду. Если есть какие-то предпосылки к актерской профессии, ты должен всего добиваться сам». И был прав. Какой смысл продвигать сына или дочку, если дети сами ни на что не способны?

Поступал сразу в несколько вузов. Меня брали в ГИТИС на бюджет, но я хотел в «Щуку». Там для бесплатного обучения не хватило одного балла. Это стало трагедией. Я рыдал и боялся идти домой. Потом кое-как собрался с силами, пришел к родителям и попросил помочь. В 2000-м обучение на актерском факультете Щукинского училища стоило тысячу восемьсот долларов — бешеные деньги по тем временам. По крайней мере, для нашей семьи. Но папа сказал: «Ничего, сынок, поможем!»

Папа в «Щуку» долго не приходил — боялся увидеть, что у меня ничего не получается. Сознался в этом гораздо позже. Появился только в середине третьего курса, когда я играл отрывок по рассказу Василия Макаровича Шукшина«Гена Пройдисвет», ставший для меня знаковым.

Навсегда запомнил тот день — тридцатое января 2003 года. До этого все было как-то ни шатко ни валко. Вроде получалось, но я чувствовал: роль не летит, как у нас говорят. После прогона подошел Евгений Владимирович Князев: «Витюша, расслабься, ты все делаешь правильно». Перед выходом студенты, занятые в отрывке, собрались в аудитории. Я поблагодарил нашего постановщика Родиона Юрьевича Овчинникова — за работу, за творческий процесс. И в тот момент, когда шагнул на сцену, что-то во мне щелкнуло. Ощутил, что перестал быть Витей Добронравовым, стал своим героем, поверил в себя и расправил крылышки. Папа, сидевший в зале, и смеялся, и плакал...

Многие интересуются: хотел бы я, чтобы дочери пошли по отцовским стопам? Нет, не хотел бы! Женщинам очень сложно в нашей профессии А. Торгушникова/из архива В. Добронравова

Про супругу и личную жизнь

Мы знаем друг друга уже двадцать лет. Вместе занимались в «Класс-центре» Сергея Казарновского. Саша фотограф, много снимает. На афишах спектаклей «Царь Эдип», «Отелло» и «Фрида. Жизнь в цвете» Театра Вахтангова — ее фотографии.

Интересно, что наша история во многом повторяет историю моих родителей. Они учились в одной школе — и мы с Сашей тоже. И у нас случались другие увлечения, даже серьезные романы, тем не менее мы постоянно общались и были лучшими друзьями.

Мы с Сашей, прежде чем пожениться, давно и хорошо знали друг друга, возможно поэтому избежали многих проблем. Раньше шутили, что кризисов третьего и седьмого года для нас не существовало, поскольку пережили их гораздо раньше.

Со временем отношения перешли на новый уровень. Поженились в 2010-м. В том же году родилась Варвара, а спустя шесть лет — Василиса.

Про Варвару и Василису

Считается, что самые серьезные испытания для супругов начинаются с появлением детей, но я ничего особенно проблемного не припомню. Хотя, конечно, мне легко рассуждать. Дома-то бываю гораздо меньше, чем Саша. Но обязательно стараюсь помочь: отвести в школу старшую, в детсад младшую. В принципе, если Саше понадобится куда-то уехать, меня это не испугает. Справлюсь с детьми.

Почему-то раньше думал, что мои дети будут похожи как ксерокопии. А девочки получились совершенно разные. Варя нам давала прикурить, особенно с двух до четырех лет. Василиса ее затмила. Тем более что старшая сестра с годами превратилась в какую-то нежную и послушную овечку — тихую, спокойную. Василиса тоже замечательная, но уж очень активная! Очень! И эту энергию нужно постоянно куда-то девать.

Варя у нас уже достаточно опытный зритель. Смотрела не только многие фильмы с моим участием, но и спектакли.

Младшая, Василиса, уже отдает себе отчет, что папа артист, и разделяет меня и моих персонажей. Хотя в телевизоре девочкам больше нравится дедушка.

О пробах на роль Степана Василенка в фильме Т-34

И на роль белоруса гораздо проще было пригласить белорусского артиста. Кроме того, нашего брата всегда мучают сомнения: возьмут — не возьмут. Пробы вроде прошли неплохо, но подготовительный период затянулся. И я думал: «Господи, неужели все сорвется? Или меня утвердят, но съемки совпадут с репетициями или гастролями и я не смогу отпроситься в театре...»

Волновался исключительно «внутри себя». Никому не рассказывал о проекте, мол: «А вы знаете, меня в военное кино пригласили! Я там буду на настоящем танке ездить!» Боялся сглазить. «Обет молчания» продолжался полтора года и просто разрывал изнутри. Когда наконец запустились, не мог поверить, что все происходит наяву, а не во сне, и я действительно на съемочной площадке, на мне грим и костюм!

Режиссер Алексей Сидоров сказал задолго до премьеры «Т-34»: «Как сложится судьба фильма — неважно. Важно, что мы случились друг у друга!» А. Торгушникова/из архива В. Добронравова

Про съемки в фильме Т-34

Когда оказался у Леши (режиссёр Алексей Сидоров) на площадке, возникло ощущение, что впервые попал в настоящее кино, в котором давно мечтал сняться, в какую-то сказку. Испытывал такой кайф, что готов был вкалывать двадцать четыре часа в сутки!

Материал сразу понравился, правда я дико боялся, что меня не утвердят. Сначала история заканчивалась трагически, герои погибали. У Леши было несколько вариантов сценария. Мне предстояло перевоплотиться в совершенно другого человека, к тому же говорящего на белорусском языке. Я это люблю — играть не просто себя в предлагаемых обстоятельствах (таких ролей уже предостаточно), а персонажа абсолютно непохожего. Взять хотя бы пресловутого курьера Федю, ставшего отправной точкой в актерской биографии. В сериале «Не родись красивой» я был просто веселым, обаятельным, положительным парнем. Не требовалось себя ломать, корпеть над образом. А в «Т-34» еще как пришлось в силу специфики материала! И придумывать моего Степана Василёнка было интересно.

Первый мой заезд — тренировочный, еще до начала съемок — состоялся зимой при двадцатиградусном морозе и пронизывающем ветре. Из глаз текли слезы и тут же превращались в лед. А летом, когда снимали картину, возникла другая проблема — невыносимая жара и духота.

Помимо физических трудностей были и эмоциональные. Так, например, в сцене побега из концлагеря не сразу смогли достичь нужного накала, и Сидоров для пущего куража решил завести нам Rammstein. В танк запихнули большую колонку — мы чуть не оглохли и сорвали голоса. Мотор ревел, музыка гремела на всю катушку. Зато все получилось.

Я сам с чувством огромной благодарности вспоминаю этот проект. Мы с ребятами не просто подружились — сроднились. Ходим друг к другу на спектакли, дни рождения. Знаете, режиссер Алексей Сидоров сказал задолго до премьеры: «Как сложится судьба фильма — совершенно неважно. Важно, что мы случились друг у друга, и это круто!» Но судьба у «Т-34» оказалась счастливой. Картина стала одним из рекордсменов российского проката — восемь с половиной миллионов человек посмотрели ее за месяц!

Про оценку фильма зрителями

Леша Сидоров заметил в одном интервью, что в отечественном кино произошло определенное искажение в восприятии и показе итогов войны. Фронтовые картины превратились в коллективный плач по отцам, братьям, мужьям, дедам. А Леше хотелось, чтобы главной эмоцией после просмотра «Т-34» стала гордость за то, что мы победили. Благодаря не только героизму, но и особому менталитету. Русский человек зачастую ведь принимает решения, которые никогда не придут в голову европейцу.

Некоторые упрекают: дескать, это очередная стрелялка, перенасыщенная компьютерной графикой, аналог голливудской. Но без спецэффектов снять столь масштабную картину просто невозможно.

Рад, что большинство зрителей нас поддержало. Мне до сих пор приходит огромное количество восторженных писем и картинок в «Фейсбук» и «Инстаграм». Людям так нравятся персонажи фильма, что они нас рисуют! В одном из последних постов девушка сообщила: «Подруга из Германии звонила. У них на «Т-34» полные залы. Причем они забиты не только русскими, полно немецких подростков. Многие переживают за советских танкистов. У нас в городе тоже был аншлаг, и в конце все аплодировали. Спасибо вам за фильм!» Ради этого, собственно, мы и работаем.

О совместной работе с отцом и братом

Восемь лет назад сыграли с Ваней бандитов-диверсантов в четырехсерийном фильме «Ялта-45». С папой пока не пересекался на съемочной площадке, но играл его героев в молодости в комедийном детективе «Деньги» и в седьмом сезоне «Сватов». Зато в «Ночи перед Рождеством» театра «Русская песня» Надежды Георгиевны Бабкиной работаем вместе уже не один год. Спектакль очень яркий, колоритный. С русскими и украинскими народными песнями. Дочке моей Варе очень нравится. У папы там роль Чуба, у меня — Вакулы.

Прошлой зимой выступали с папой в финале телевизионного конкурса «Синяя птица». Девочка показывала гимнастический номер, а мы вдвоем пели «Ветер перемен» из фильма «Мэри Поппинс, до свидания». И я вдруг вспомнил, как много лет назад отец приходил ко мне в школу, когда был моложе, чем я сейчас, и мы с ним тоже исполняли эту песню. Круг замкнулся...

Про рыбалку с Марией Ароновой и любимое хобби

Рыбалка — отдельная тема. Я не отношу себя к профессионалам, но всегда любил это дело как одну из возможностей провести время на природе. Что может быть лучше — костерок, гитарка, приятная компания! Между прочим, открыла мне глаза на настоящую рыбалку Маша Аронова. Как-то долго сидели с удочками на волжской песчаной косе, в трехстах метрах друг от друга. Я затосковал и пришел к Маше поболтать. Она вскинулась:

— Чего приперся?

— А что ты тут делаешь шесть часов одна?

— В том-то и смысл, что ничего не делаю! Отдыхаю и не думаю ни о чем. Ни о семье, ни о работе!

И я понял: рыбалка — это медитация. Полная перезагрузка и обретение внутреннего покоя. Выражаясь современном языком, у тебя нет открытых окон на рабочем столе. Ты занят только тем, что насаживаешь червяка на крючок, закидываешь удочку, ждешь, подсекаешь, вытаскиваешь...

Иногда хожу в баню один. Без компании — без «поболтать» и пивка попить. Это тоже своего рода медитация, очищение не только в физическом, но и в ментальном плане. Попарился и просто блаженствуешь, пьешь чай. Ни о чем не думаешь...

О новых ролях в кино и театре

Недавно подсчитал: во второй половине прошлого года снялся в пяти кинопроектах: двух полнометражных лентах и трех сериалах. В спортивной драме «Стрельцов» Ильи Учителя, как и в «Т-34», мы опять работали вместе с Сашей Петровым. Только на сей раз я играл не друга, а антагониста его героя. Потом была военная драма «Солдатик» Виктории Фанасютиной — о маленьком герое Великой Отечественной войны, сыне полка. У меня роль его приемного отца.

Параллельно шла работа в телевизионном триллере «Технарь» и многосерийном фильме «Обитель» Александра Велединского по роману Захара Прилепина. А в самом начале 2019-го я закончил сниматься в шестнадцатисерийном проекте «Цыпленок жареный» — историческом боевике с элементами детектива, действие которого происходит в Петрограде во время НЭПа. Режиссер — замечательная Елена Николаева, оператор — волшебный Максим Осадчий. Он впервые снимал сериал. Картинка получилась просто сумасшедшая!

«Солдатик» уже вышел. «Стрельцов», думаю, появится на экранах в 2020-м, а сериалы — в следующем телесезоне. Я был рад поучаствовать во всех пяти проектах, но когда съемки завершились, с удовольствием включился в работу над новым спектаклем в Театре Вахтангова, очень соскучился по репетиционному процессу и чему-то новому.

С июня продолжу сниматься. Летом намечается интересный проект, в котором должны наконец встретиться все Добронравовы — папа, Ваня и я. Но о подробностях пока говорить рановато...

По материалам журнала Карван историй №5 2019

Статьи по теме:

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх