Джордж Клуни: «Я решил жениться, когда увидел, как Амаль улыбается жирафам»

Амаль и Джордж Клуни LEGION-MEDIA

История Джорджа Клуни, вечного и принципиального холостяка, перебравшего не один десяток красоток, доказывает простую истину: любой мужчина мгновенно расстается с принципами, встретив женщину, предназначенную ему судьбой. Разумеется, если он способен оценить такой подарок.

Клуни понял и оценил подарок, преподнесенный ему судьбой. И теперь Джордж, по-прежнему оставаясь недостижимой мечтой миллионов женщин, радуется семейной жизни и звучащим в его доме голосам двух прелестных близнецов. Да-да, это дети того самого Клуни, кто уверял даже самых близких своих друзей, что у него отсутствует ген отцовства и он не хочет становиться родителем. И снова та же банальная истина — дети, рожденные женщиной, которая послана мужчине судьбой, немедленно превращают этого мужчину в «чемпиона по смене подгузников».

— Джордж, похоже, вам нравится роль мужа и отца?

— Похоже! (Смеется.)

— Признайтесь, это была любовь с первого взгляда у вас с Амаль? Теперь-то уж можно…

— Что Амаль очень красива и она очень забавная и умная, я понял сразу. Обо мне же она, вероятно, тогда подумала, что я слишком старый. Не знаю. Первый раз встретились у меня дома за обедом с друзьями. Помнится, мой отец, Ник, открыл ей дверь и успел немного пообщаться. Позже, конечно, высказал свое мнение. Сплошное восхищение. У папы глаз наметанный, и он в конце вечера этак вполголоса пробормотал, на меня поглядывая: «Кажется, у нашего молодого человека могут начаться проблемы с сегодняшнего дня...» Как в воду глядел! (Смеется.) 

Мы с Амаль стали переписываться, рассказывать друг другу о своей жизни и вскоре поняли, что не можем оставаться всего лишь друзьями. В октябре 2013-го — видите, как давно это было, целую жизнь тому назад! — в Лондоне я пригласил Амаль на легендарную Abbey Road Studios, где записывали свои песни The Beatles, а я контролировал, как идет работа над саундтреком к моему фильму. Это было отличное первое свидание. Потом мы пошли в ресторан ужинать. Амаль выбрала шикарное модное место. Там нас уже ждали 50 папарацци. Но она прошла через это испытание как настоящая леди. Через несколько недель мы встретили Рождество в моем доме в Мексике. Потом улетели в Кению на сафари. Амаль без ума от жирафов. Это ее любимые животные. 

Я почувствовал, что хочу на ней жениться, когда показывал своему другу фото Амаль — как она улыбается жирафам. С того момента я принялся работать над сценарием. Все-таки я же и режиссер еще. Ей ни слова, ни намека, хотя знал, что ее родители уже интересуются, каковы мои намерения. Был уверен, что Амаль наверняка им отвечает «Еще слишком рано». Мы встречались полгода. В общем, я нашел и кольцо, и музыку подходящую, но боялся отказа. И вот Амаль наконец приехала из Лондона, где она тогда жила постоянно, в Лос-Анджелес. Я приготовил свою фирменную пасту. После ужина пили шампанское. Я попросил Амаль достать из ящичка зажигалку — чтобы зажечь свечу. Она достала оттуда коробочку с кольцом. Я исполнил весь ритуал. Встал на одно колено и стоял до тех пор, пока она не сказала «да». 20 минут вот так стоял. На одном колене. Тогда она была так шокирована, что долго не могла ничего сказать.

На съемках фильма «Субурбикон» с Мэттом Дэймоном и оператором Робертом Элсвитом. 2017 г. EAST NEWS

— Остальное, как говорится, уже история. И вы по-прежнему счастливы…

— Я не перестаю благодарить счастливый поворот судьбы. Любовь меняет тебя невероятно. Неожиданно жизнь другого человека оказывается во сто крат важнее твоей. Я понимаю — это не уникальная ситуация. Так случается со всеми безумно влюбленными. Особенно с теми, кто, как я, в 52 года впервые встретил идеального партнера.

— Дети изменили вас и вашу жизнь?

— Я действительно никогда не думал, что стану отцом. Мне казалось, у меня просто отсутствует этот ген отцовства. И мы с Амаль ничего не планировали. Не говорили на эту тему до свадьбы. Как-то подразумевалось само собой, что оба не горим желанием становиться родителями. Но поженившись, испытали особое чувство — раз мы так счастливы и нам так повезло, неплохо бы разделить это счастье с кем-то.

— Помните тот день, когда узнали о беременности жены? (В июне 2017 года Амаль родила близнецов: Александра и Эллу в больнице Сент-Мэри, где рожала своих детей и супруга принца Уильяма. — Прим. ред.)

— Конечно! Не мог поверить. Все думал: а вдруг врачи ошиблись? В 56 лет, когда многие уходят на пенсию или задумываются об этом, я стал отцом двух прелестных детей. И знаете, какое чувство я испытал первым? Страх. Не только за самих малюток, но боязнь испортить что-то, не туда свернуть, совершить ошибку, которая отразится на их будущем. Мы с женой люди ответственные, отвечали и за себя, и друг за друга, но дети — это же особый случай. Особые обязанности и обязательства. Я хочу видеть их счастливыми. Хочу, чтобы им передалось чувство юмора родителей. Умение сопереживать людям, посторонним в том числе, и принимать их проблемы и тяжелую участь близко к сердцу.

— Расскажите о своих малышах…

— Я сразу понял, что они — абсолютно разные личности. Да-да, личности. Именно так. С первого же крика. Александр, старший — настоящий разбойник. Ест и пьет все время. Этакий пузанчик. Словно уже готов с ходу, спружинив, ворваться, например, в Голливуд и забить там за собой местечко под солнцем. Во всяком случае, в этом убежден мой друг и многодетный папочка Мэтт Дэймон. (Смеется.) А Элла — элегантная маленькая принцесса. С рождения, с первого мгновения. И одни сплошные глазищи! Копия своей мамы.

— На удивление, вы не поддались всеобщей мании среди знаменитостей давать своим детям весьма специфические имена…

— Нет, мы с Амаль не хотели усложнять своим детям жизнь, еще и назвав их как-нибудь по-дурацки. Предпочли старую добрую классику. И так на них будут обращать повышенное внимание, наблюдать за каждым шагом, судить и обсуждать. Александр — это не в честь Александра Македонского, а Эллой назвали дочку, не имея в виду Эллу Фицджеральд. При всем к ним уважении.

С Кэтрин Зета-Джонс в фильме «Невыносимая жестокость». 2003 г. LEGION-MEDIA

— Еще лет пять тому назад вы жаловались на сильные боли в спине. (В 2005 году на съемках фильма «Сириана», принесшего Клуни «Оскар», он упал и получил тяжелую травму позвоночника, ему сделали три операции. — Прим. ред.) Как сейчас со здоровьем?

— Да, я ужасно боялся, что эти боли и бессонница, меня измучившая, — это навсегда. Опасался, что не смогу работать, как привык. Так и было лет пять — причем с каждым днем становилось все хуже. К вечеру голова буквально раскалывалась, спина отваливалась, если я долго сидел или стоял, в общем, я больше не мог так жить… В то время я понял, что можно чувствовать себя одиноким, будучи окруженным друзьями. Так вот, к счастью, уже три года я практически избавлен от боли. В результате нескольких успешных операций, когда мою же собственную кровь переработанную вкалывали в позвоночник. Неприятная история, но помогло. Боль временами появляется, диски иногда смещаются, иду к врачу, снова колют противные уколы прямо в позвоночник, но таких мук, как раньше, нет. Теперь как похмелье — знаешь, как с этими неприятными ощущениями справляться. Что касается врага моего — бессонницы, то с появлением близнецов я и Амаль страдаем от хронического недосыпа. Клин клином вышибают.

— Ну об одиночестве уж точно наверняка забыли…

— Еще бы! Даже не верится! Мой дом наполнен детскими голосами. А я — чемпион по смене подгузников. Видели бы вы изумление моих друзей, когда они наблюдают, как я ловко с этим делом управляюсь. Обычно начинают смеяться. Такой противный самодовольный смех: «Ну как же, мы-то знали, мы-то были уверены…» Что ж, такова моя участь. (Улыбается.) Я столько лет спорил с ними, что заслужил все насмешки.

— У вас несколько прекрасных домов в самых чудесных уголках мира, но почему-то кажется, итальянскую виллу на озере Комо вы любите больше всего. И дети там провели почти все время после рождения…

— Очень люблю. Шестнадцать лет тому назад мы с другом Рэнди Гербером (мужем Синди Кроуфорд и партнером Клуни по бизнесу — производству текилы. — Прим. ред.) совершенно случайно попали на виллу «Олеандра», что стоит на берегу прекраснейшего озера Комо, еще древними римлянами облюбованного. Путешествовали на мотоциклах через всю Италию, и буквально у ворот этой старинной виллы у меня сломался байк. Хозяева пригласили нас в гости, мы познакомились, подружились, и они уговорили купить виллу за 7,5 миллиона долларов. 

Оказалось, они давно решили ее продать, и тут совершенно случайно покупатели появились у них на пороге сами. (Смеется.) Долго меня уговаривать не пришлось. Я влюбился в эти места и в красавицу «Олеандру» — одно название чего стоит. К тому же я всегда считал, что нет лучшего вложения денег, чем в недвижимость. Банки, акции и вся эта ерунда — нет, не верю. Позже я купил соседнюю виллу «Маргарита», примыкающую к «Олеандре», чтобы защититься с берега от всепроникающего ока любопытствующих персонажей. Фактически мой участок примыкает к озеру и окружен высокой, в несколько метров густой живой изгородью. Мне казалось, этого вполне достаточно. Но нет. Летом папарацци умудрился перелезть через изгородь, забраться на дерево рядом с ней и оттуда снимал в саду моих малышей и Амаль. Конечно, я пришел в ярость. И подал на него в суд. Сам я на издержки славы давно махнул рукой, но не позволю своей семье страдать от этого, а тем более детям.

С Рене Зеллвегер в фильме «Любовь вне правил». 2008 г. EAST NEWS

— И все-таки ваша популярность не может не сказываться на всех ваших попытках выстроить идиллическое существование для семьи…

— Не может, к сожалению. Недавно мы останавливались в отеле в Нью-Йорке. К нам пришел брат Амаль, он работает на Уолл-стрит, и предложил сестре прогуляться по Пятой авеню до своего дома, буквально пару кварталов. Мол, ерунда, его же никто не знает. Я предупредил, что ничего не выйдет. И точно. Амаль вышла, и тут же ее окружила толпа папарацци. Пришлось, естественно, вернуться в номер. И советы «Наденьте шляпу и темные очки» в нашем с Амаль случае не работают. Когда мы были в нашем поместье в пригороде Лондона, папарацци запустили дрон с камерой! Ночью мы увидели из окна нашей спальни красный огонек и осознали, что камера снимает нас прямо здесь и сейчас! Мы поймали этого парня. Черт бы его побрал. Пришлось еще увеличить затраты на охрану и средства безопасности. Хотя уже, казалось бы, увеличивать некуда было…

— А правда, что ваши друзья соглашаются у вас в фильмах сниматься за очень маленькие гонорары? Прямо как у Вуди Аллена…

— Да. Им приходится урезать свои аппетиты! (Смеется.) Нет, правда, вот мой друг Мэтт Дэймон уж на что дорогой актер, а в моем последнем фильме «Субурбикон» работал по самой низкой ставке. Мои фильмы в основном затрагивают такие неудобные проблемы, что довольно трудно найти приличное финансирование. Хотя Мэтт все равно капризничал. Например, поставил мне ультиматум — будет сниматься, только если мы перенесем съемки в Лос-Анджелес. Мол, он, бедолага, подряд отработал в четырех проектах и больше ни за что — даже ради меня — не готов расстаться со своей женушкой и детьми. (Смеется.) (В «Субурбиконе» действие происходит в 50-е годы, развиваются две истории: семейная драма, когда самый обычный муж и отец теряет контроль над собой, и трагедия на расовой почве. Маленький спокойный городок погружается в хаос, сплотившись в порыве ненависти к совершенно безобидной афроамериканской паре. — Прим. ред.)

— Вы сейчас почти не снимаетесь — решили полностью посвятить себя режиссуре?

— Я достаточно набегался перед камерой. И не могу сказать, что так уж много хороших ролей есть для моего возраста. Я не могу больше играть героев, тем более любовников. Ну кому, скажите на милость, понравится смотреть, как я целую девушку? (Смеется.)

— Не могу не задать вопрос о такой «горячей» теме, как скандал с Харви Вайнштейном...

— Поскольку Харви признался, защищать его не представляется актуальным. Но я знаю Харви двадцать лет. Он дал мне шанс — настоящий прорыв в кино я совершил в его фильмах «От заката до рассвета» как актер, и в качестве режиссера он позволил мне снять «Признания опасного человека». Мы встречались за ужинами, на съемочных площадках, спорили. Я никогда не видел, чтобы он вел себя неуважительно по отношению к женщинам. Никогда. Нет, если вы меня спросите: в курсе ли я, что многие богатые и обладающие властью персонажи преследуют молодых красивых женщин? Да, безусловно. Но платить аж восьми женщинам, которые стали жертвами насилия, за их молчание... И чтобы эта история ни разу не выплыла наружу за все эти годы... Поверьте, я с очень многими обсуждал в последнее время эту тему. И должен сказать, что на самом деле никто реально не обладал подобной информацией.

Бизнес-партнеры Джордж Клуни и Рэнди Гербер с женами — Амаль Клуни и Синди Кроуфорд на премии «Золотой глобус». 2015 г. EAST NEWS

— То есть можно понять так, что вы его защищаете?

— Знаете, я человек, больше всего ценящий в людях лояльность. И поверьте, если ко мне в дверь постучится мой знакомый и скажет, что только что убил жену, я все равно впущу его в дом. Не оставлю на пороге… Что вовсе не исключает необходимости обсуждать и не оставлять без должного наказания эти чудовищные деяния Харви и ему подобных представителей нашего общества. Но не нужно политизировать эти истории и факты. У нас достаточно сложных, болезненных и куда как более важных — я знаю, меня могут побить за эти слова — проблем в реальной жизни. Важно одно: теперь те, кто раньше был уверен — им сойдет это с рук, больше не могут испытывать подобной уверенности. Это бесспорный плюс нынешних печальных разоблачений…

— Хоть седина выбелила вашу голову и вы теперь нечасто появляетесь на экране, трудно представить вас в состоянии паузы, апатии...

«Мой дом теперь наполнен детскими голосами. И друзья получили полное право надо мной издеваться. Что ж, я столько лет был убежденным холостяком, что заслужил все насмешки» В фильме «Мартовские иды». 2011 г. legion-media

— Да и нет никакой паузы. Я вообще считаю несусветной глупостью все эти возрастные ограничения — когда в шестьдесят пять лет человека отправляют на пенсию. Люди должны сколь угодно долго заниматься своим делом, если для них это важно и интересно. Я, например, счастлив в своей карьере. Даже умудрился — вот уж кто бы мог подумать?! — преуспеть в бизнесе. Мы и помыслить не могли, что наша компания по производству текилы, придуманная скорее из любви к этому напитку и стране, где ее производят, Мексике, неожиданно принесет невероятные финансовые дивиденты. Но так случилось. И конечно же самое главное — я чувствую себя абсолютным чемпионом среди всех счастливцев на свете! Потому что встретил, пусть и поздновато, свою любовь. Не всегда жизнь проходит по расписанию. Мы оба знаем, что это было предназначено нам обоим судьбой, не было простым совпадением… И я конечно же по-прежнему энергичен и полон идей. Пятьдесят лет прошли очень быстро. Пролетели. Но если завтра меня вдруг собьет автобус, я хочу, чтобы люди сказали: «Что ж, он много чего успел втиснуть в свою жизнь».

Лос-Анджелес

Статьи по теме:

 

Источник ➝